Да, подтверждаю, Господи – любил!
И, черт возьми, ни капли не жалею!
Вы здесь: Фанфики / All for sale

All for sale

Предупреждение

18+Данный материал может содержать сцены насилия, изложения материалов противоречащих вашему вероисповеданию, сексуальные сцены, описание однополых связей и/или других недетских отношений (18+).

Продолжая чтение настоящего текста, я автоматически соглашаюсь с тем, что предупрежден(а), достиг(ла) возраста совершеннолетия и полностью осознаю свои действия!

Технические данные

Автор (псевдоним): барон де Куртнэ
Рейтинг – 18+
Пейринг – ДМ/ФУ/ДУ
Жанр – Angst
Дисклеймер: Все права на персонажей и сюжет «Гарри Поттера» принадлежат Дж.К.Роулинг. Автор фика материальной прибыли не извлекает.
Предупреждение: AU (7 книга – мимо), обсценная лексика, постХогвартс

Эх, кривая ты моя тропка
Я и бога, и себя трушу.
Я к окошечку встаю робко,
Я прошу принять в заклад душу.
Называют – слышу – мне цену,
И тишина такая – мух слышно.
Я гляжу в квиток, словно в стену -
Что ж так дешево у вас вышло?
А.Макаревич

"Никогда больше!!!" – они сбивали со стен барельефы вручную, кирками и молотками, не заботясь о том, что на стенах остаются сколы и дыры – словно рваные раны.

"Никогда больше!!!" – каменная кладка, повинуясь взмахам десятков палочек, закрывала проходы в подземелья, замуровывая самую память о пережитом.

"Никогда больше!!!" – над шпилями замка рассыпался сотнями сияющих огней фейерверк, а во дворе полыхал костер, и корчились в пламени бархатные штандарты, и сползала серебристая кожа с умирающих вышитых змей.

Кто-то сорвал с вершины башни флаг и швырнул его вниз. Зеленое полотнище, кружась и вздрагивая, полетело в огонь.

Когда тоска в очередной раз сжимала его горло ледяными пальцами, лишая возможности дышать, Драко брал бутылку огневиски вместо привычного глиняного кувшинчика с вином и уходил вглубь дома, в темную комнату без окон, больше всего напоминавшую склеп. Здесь не было ни дорогой мебели, ни старинных гобеленов, ни изящных безделушек – только каменные стены, грубо сколоченная скамья и мраморная полка на уровне глаз человека довольно высокого роста. Да несколько волшебных свечей, бесшумно паривших под потолком. Драко зажигал свечи, садился на скамью, ставил рядом бутылку и откидывался на ледяную стену, ощущая затылком сырость древних камней. Он никогда не брал в руки того, что лежало на полке – достаточно было просто знать, что оно там.

Два тяжелых обручальных кольца с гравировками – Люциус Малфой, Нарцисса Малфой. Толстый фолиант в переплете из темно-коричневой кожи – “Основы взаимодействия зелий” – с дарственной надписью на форзаце: ”Верным и любимым друзьям от преданного автора” и поясняющими пометками Северуса на полях. Темно-зеленое шелковое полотнище с обгоревшим краем – флаг Слизерина, вырванный рукою Драко из огня.

Наверное, это был его единственный, по-настоящему смелый и решительный поступок за последние несколько лет.

О торжественном закрытии своего факультета Драко узнал из газет. Конечно, ему нельзя было появляться в Хогвартсе – слишком уж доступной мишенью оказывался последний из рода Малфоев для тупых острот и грубых оскорблений – но удержаться он не смог. Уговорил себя, что под темным плащом вечером его все равно никто не узнает, и аппарировал в Хогсмит с опозданием на час ко времени всеобщего “праздника”. До Хогвартса Драко добрался на метле. Как раз к началу аутодафе.

Он стоял достаточно далеко, за последними рядами зрителей, почти на самом берегу озера. Бессильно сжимая кулаки и кусая губы. Ощущая резь в сухих глазах. Давя в себе отчаянное желание ударить в спины веселящимся победителям Непростительными заклятьями. Но когда с вершины башни в костер полетел зеленый шелк, Драко не выдержал.

Счастье, переполнившее его в ту секунду, когда спасенное знамя затрепетало в сведенных пальцах, нельзя было сравнить ни с чем. От преследователей, немедленно взлетевших следом за ним с земли, его отделяла добрая сотня ярдов, и Драко знал, что он быстрее. Он на лету сунул скомканную ткань за пазуху, увернулся от заклинания, посланного ему вслед кем-то из первых рядов палачей, и рванулся прочь от замка, навсегда простившись со своим прошлым. Догнать его так и не смогли.

Рядом бесшумно появился эльф, вырывая Драко из воспоминаний.

— Господин Малфой, хозяин, к вам пришли.

— Кто? – вставать и выходить не хотелось, тем более, что последние несколько лет Драко гостей не ждал, Имение посещали только авроры Министерства.

Эльф виновато развел руками:
— Они не представились, сэр. Сказали – по поводу дома.

Это была проблема – глобальная и нерешаемая по меркам Драко Малфоя.

Вчера он получил письмо Гринготтской совой. Заложенное и перезаложенное Имение выставлялось на продажу – банк отказал в очередной отсрочке погашения платежей. Платить Драко было нечем, и он тихо смирился с грядущей потерей родного дома, как ранее смирился с закрытыми счетами, конфискованными землями и всем остальным, что обрушилось на него после падения Темного Лорда.
— Скажи, что я буду через пять минут, и проводи их в Гостиную, – Драко встал и направился к двери.

Что бы с ним ни происходило, он не мог позволить себе встречать визитеров в халате и шлепанцах. Все-таки он был Малфоем. Драко вышел в Гостиную ровно через пять минут – и в глазах тотчас зарябило от рыжих макушек, среди которых угольным пятном выделялась одна, черная.

Малфой обреченно вздохнул и привычно-высокомерно вскинул голову. Молодые Уизли во главе с Поттером – что ж, значит, ему придется стерпеть и это.

— Чем обязан, господа?

Пять пар глаз рассматривали его в упор, не стесняясь. Фред и Джордж – насмешливо. Вечный поттеровский хвост Уизел – злорадно. Младшая Уизли (“Поттер, – поправил себя Драко. – Поттер-Уизли”) – вызывающе. Сам Победитель-и-Герой – равнодушно. Малфой окинул визитеров взглядом и усмехнулся углом рта.

Кричащая роскошь дорогих костюмов мужчин от престижных лондонских модельеров не могла соперничать с его простыми серыми брюками из тонкой шерсти и легкой светлой рубашкой. Золотые побрякушки-новоделы Супруги Героя однозначно проигрывали простой серебряной змейке на его шее и старинному перстню на левой руке.

Они были Уизли-Поттеры, нувориши и парвеню, чья потребность в демонстрации неожиданно обретенного богатства была непреодолимой. А он был и оставался Малфоем даже тогда, когда неделю подряд ложился спать на голодный желудок. И ни война, ни деньги, ни слава и власть не могли изменить существующее положение дел.
— Итак, – повторил Драко, дождавшись, пока эльф обнесет гостей бокалами с вином. – Чем обязан вашему визиту?

Драко пожал плечами, внутренне поморщившись от того, что Поттер назвал замок домом. Впрочем, вряд ли этот самоуверенный болван понимал разницу.
— Это не ко мне, а в Гринготтс. Я только номинально хозяин Малфой Мэнор, де-факто замком и поместьем владеет банк.
— Мы хотим осмотреть дом. Неизвестно, в каком он состоянии, – вмешалась молодая миссис Поттер. – Я не собираюсь покупать кота в мешке за такие деньги.

Драко недобро улыбнулся. В своем стремлении унизить его эта рыжая тварюшка явно пережимала.

— В отличие от вашего дома, миссис Поттер, – он намеренно выделил интонациями слова “вашего дома”. – Порядок в Малфой Мэнор поддерживается не примитивными заклинаниями, а эльфами, которым хорошо известно, как должно выглядеть имение, чтобы не было стыдно перед неожиданными гостями. Здесь не принято вытирать пыль раз в неделю, разбрасывать вещи по комнатам и годами мириться с протекающими трубами или облетевшей штукатуркой.

Он заметил, как дернулся всем телом Рон Уизли, и добавил:
— Впрочем, это ваше право. Эльфы покажут вам замок и сад.
— А у самого ножки отвалятся? – Рон Уизли смотрел на Поттера, ожидая одобрения.

Однако герой остался совершенно безразличен как к выходке жены, так и к очевидной грубости шурина, с преувеличенным вниманием рассматривая бокал для вина в своей руке. Драко снова пожал плечами:
— Не вижу необходимости в личном присутствии. В Малфой Мэнор нет ловушек и охранных заклятий. Я подожду здесь, в гостиной, пока вам не наскучит экскурсия.

Покупатели разошлись по замку. Малфой только усмехнулся, заметив для себя, как таранно–напористо несется впереди всех будущая хозяйка Малфой Мэнор. Или – Поттер Мэнор? Можно было не сомневаться, что молодая женщина потратит не один час на обследование потенциальной собственности – ощупывая каждый гобелен, проверяя мебель на крепость, засовывая свой нос в любую щель. Драко был уверен, что решение приобрести этот замок принято Поттерами уже давно. Вероятно, отказ банка Гринготтс в отсрочке был неслучаен – вчера письмо, а сегодня уже покупатели. Да, Поттеры время зря не теряли.

Что его действительно беспокоило, так это подозрительное молчание близнецов.

Несколько лет назад, в бездумно–щенячьем возрасте, Драко совершил одну большую глупость. Спору нет, глупостей он наделал немало, но эта была особенной. Можно сказать, роковой. И не имело никакого значения, что произошла она по пьянке, на абсолютно ничего не соображающую голову. В семье Малфоев чрезмерное употребление алкоголя никогда не являлось смягчающим обстоятельством.

В тот вечер, пятого июня, он зверски надрался в “Дырявом Котле”. В общем-то, повод был – восемнадцатилетие – но Драко впервые праздновал его в одиночестве. С родителями не хотелось, с однокурсниками – тем более, а друзей у него сроду не водилось.

Когда Малфой–младший сообразил, что перестал отличать галлеон от сикля, он понял, что пора выйти проветриться.

Уже давно стемнело, Косая аллея была почти пуста. Он брел куда-то, стараясь не думать о том, что скажет ему отец, когда обнаружит, в каком виде сын вернулся из Лондона. Люциус был категорическим противником подобных излишеств.

Драко остановился, прислонившись спиной к фонарному столбу и тщетно пытаясь прикурить. Огонек задувало ветром, Малфой невнятно чертыхался и не заметил, когда рядом появилась высокая нескладная фигура.

— Ого, – сказал кто-то весело. – Ничего себе. Хорек?

Драко поднял голову. Он и трезвым-то их не отличал, а уж после бутылки Огденского… Уизли как Уизли. Мало ли в Британии Уизли? Если подумать – на каждом углу.

Фред – или Джордж? – ухватил его жесткими пальцами за подбородок и повертел из стороны в сторону.
— Отв–вали, рыжий, – слова давались Драко с трудом, движения тоже. – Кончай меня лапать.
— Пьяный, – восторженно сказал Джордж (или Фред?). – Просто в жопу пьяный Малфой. Вот это прикол!

Ничего прикольного в ситуации Драко не видел. Ему хотелось курить, а сигарета упала куда–то под ноги, и он зашарил рукой в кармане в поисках пачки. Но чертов рыжий близнец Уизли неожиданно обхватил его за бедра, сжимая пальцами ягодицы, притиснул к себе и как–то хрипло промурлыкал:
— Пьяный Малфой. С ума сойти можно.

Не отпуская Драко, он вытянул из кармана палочку и произнес заклинание аппарации. Слизеринец, растерявшийся от подобного обращения с собой, даже не пытался сопротивляться.

Это была какая-то дурацкая холостяцкая квартира, до потолка забитая хламом. “Банки, склянки, старые ботинки”, – мрачно подумал Драко, борясь с тошнотой после стремительного перемещения в пространстве.

— Где тебя носит, Фред? – голос из комнаты не отличался от голоса спутника Драко ни тембром, ни интонациями. – Мать твою… Хорек?
Джордж стоял на пороге с донельзя удивленным видом.

— Да пошли вы оба на хуй, Крысли, – наконец разозлился Драко, отпихивая от себя наглые руки Фреда.

Он был в той стадии опьянения, когда тянет либо в драку, либо в безудержный беспорядочный трах с кем попало. Выяснять отношения с близнецами Драко бы не рискнул ни в каком виде – парни дрались по-уличному жестоко, не заморачиваясь на магии и пуская в ход кулаки при первой же возможности. Даром, что чистокровные. Даром, что процветающие бизнесмены. К тому же, их было двое.

Что касается траха… Об этом Малфой не думал ровно до того момента, как осторожно приблизившийся сзади Фред обнял его за талию и лизнул в мочку уха.

— Отвали, – снова повторил Драко уже гораздо менее решительно, чем пять минут назад на улице.

Джордж понял брата с полувзгляда. Хищно ухмыльнувшись, он сделал несколько шагов вперед, и Драко оказался зажат между двумя молодыми мужчинами. Надо сказать, очень возбужденными и дерзкими в своих поползновениях. Он и опомниться не успел, как уже целовался с Джорджем взасос, а Фред, прижимающийся сзади, запустил ему руку между ног, тиская сквозь ткань брюк. Вторая рука Фреда, протиснувшаяся между пуговицами рубашки, щипала и выкручивала чувствительный сосок Драко.

— Пьяный Малфой! – вслед за братом произнес Джордж, на мгновение отстранившись.

Это было сказано так восхищенно, словно близнецы получили на Рождество подарок, безнадежно вымаливаемый много лет.

Кто из них отнес Драко на руках в комнату, Малфой–младший не понял. Он опять запутался в одинаковых лицах, в одинаковых голосах, в одинаковых рыжих лохмах. Можно было попытаться различить близнецов по одежде, но обнаженные братья теряли и эти крохи индивидуальности. Костистые, такие же высокие, как Драко, с гордо торчащими членами – братья казались отражением друг друга в странном живом зеркале. Они освободили его от тряпок так ловко и сноровисто, что можно было подумать – близнецы Уизли всю жизнь только тем и занимались, что раздевали пьяных Малфоев.

Наверное, он им понравился, потому что Джордж восторженно охнул и провел ладонью по белой чистой коже – вверх по бедру, по подтянутому плоскому животу, по груди.

— Шелковая, – прошептал он, наклоняясь и целуя Драко в бледно–розовый сосок.
— Это я его привел, – тихо сказал Фред, разом растерявший весь юмор. – Я первый.

Драко было все равно. Еще в Хогвартсе, открыв и безоговорочно приняв собственную бисексуальность, он пришел к важному выводу: не имеет значения – с кем, имеет значение – как. Близнецы казались опытными. Даже сквозь алкогольный туман, резко снижавший не только сопротивляемость, но и способность к чувственному восприятию, Драко мог оценить пусть и торопливые, но ласковые и умелые руки.
Конечно, будь он более трезв, Малфою и в голову бы не пришло сравнивать, отличаются ли близнецы на вкус. Но он был пьян ровно настолько, чтобы забыть о возможных последствиях и сосредоточиться на двух блестящих крупных головках. Обхватив члены близнецов ладонями – один правой, второй левой – Драко по очереди обвел их языком, удовлетворенно выслушав два потрясенных вздоха. На вкус Фред и Джордж отличались – но идентифицировать, кто из близнецов чуть более солоноват, Малфой все равно не мог. Легкомысленно махнув на это рукой, он занялся правым, играя с ним губами, проталкивая язык за крайнюю плоть, забирая толстый крепкий член глубоко в рот и предоставив левому полную свободу действий.

Он не мог потом вспомнить, сколько же раз за ночь его трахнули неутомимые близнецы. Всплывали только какие–то обрывки, кусочки, лоскуты произошедшего. Язык, жадно и нетерпеливо ласкающий его анус. Резкая боль от первого проникновения. Собственный жалобный крик. Распухшие от укусов соски. Влажное бесстыдное хлюпанье внутри. Оргазм, выгнувший его тело дугой так, что, казалось, мышцы сейчас разорвет от напряжения.

Драко проснулся утром резко, как от толчка, не понимая, где он находится, и кто именно обнимает его с двух сторон – по–хозяйски властно. Понадобилась вся его змеиная гибкость, чтобы выскользнуть из этих объятий, не разбудив убито спящих Уизли.

Он оделся, сгорая от стыда, ощущая тупую ноющую боль между ягодиц и проклиная себя, огневиски, все семейство Уизли в целом. Почему–то ему не пришло в голову стереть близнецам воспоминания. Наверное, он все еще был пьян.

Очень скоро выяснилось, что держать языки за зубами Уизли не умеют. Сплетня покатилась приливной волной, обрастая по дороге похабными подробностями. Драко Малфой берет в рот, как дорогая шлюха в элитном борделе. Драко Малфой готов трахаться всю ночь, и ему всегда мало. Драко Малфой раздвинет ноги даже перед Уизли, если его хорошенько напоить…

Он забился в Имение, как зверь в нору, мечтая умереть. Через две недели мрачная сова принесла родителям письмо. Семья Паркинсонов в ледяных выражениях расторгала помолвку, не желая марать имя своей дочери.

Для молодого Малфоя начался ад. Бойкот, объявленный ему отцом и матерью, вымораживал замок не хуже соответствующего заклятия. У ворот Имения постоянно ошивались журналисты желтых газетенок в надежде сделать хотя бы один снимок скандального аристократа. Драко надеялся на время, но бульварная пресса день за днем находила кого-то, кто за небольшую мзду готов был поделиться воспоминаниями о сексуальных связях Малфоя–младшего. Читая эти статьи, он нередко даже не мог вспомнить тех людей, которых записывали в его любовники. Драко не был развратен, просто как и большинство молодых людей его возраста не очень разборчив, но искушение смешать с грязью одно из самых известных имен магической Британии сделало свое черное дело.

Им и так приходилось нелегко после падения Волдеморта. Отец из последних сил пытался сохранить хоть какие-то крохи некогда многомиллионного состояния. Это можно было бы сделать, имея в активе авторитет Малфоев, но похабный громкий скандал с единственным наследником лишил семью всех возможностей. Двери солидных и древних домов закрывались перед Малфоями одна за другой, и вскоре рассчитывать стало не на что.

А потом пришла чума.

Она прокатилась по стране, выкосив такое множество магов, что сравниться с этим не могла никакая война. Не помогали ни заклятия, ни зелья. Скандал с Драко отступил на второй план и постепенно забылся – слишком страшной стала реальность, чтобы развлекать читателей сексуальными похождениями Малфоя–младшего. Теперь газеты наперебой кричали о мести темных магов, последователей Волдеморта, наславших на страну проклятие чумы. И никого почему–то не занимало, что восемь из каждых десяти умерших как раз и были теми, кого ничтоже сумняшеся обвиняли во всех бедах магической Британии.

На фоне всеобщей истерии имя Малфоев всплыло снова, но теперь уже чуть ли не как основных виновников. Им припомнили все – приукрашивая, раздувая любые, самые незначительные факты из прошлого. В ход пошли слухи, сплетни, протоколы допросов, с которых неожиданно сняли грифы секретности.

Люциус уже всерьез начал задумываться об эмиграции – в конце концов, таможенный карантин можно было пробить и взяткой, у них еще оставались кое–какие наследственные сокровища – но в этот момент чума добралась до Малфой Мэнор.

Родители сгорели за два дня – стремительно и неотвратимо. А Драко почему–то остался жить.

Самым странным было то, что, сожрав эту, последнюю жертву, эпидемия прекратилась так же внезапно, как и началась. И это лыко Драко Малфою тоже поставили в строку – немногим позже, когда магический мир пришел в себя. Ни у кого больше не оставалось сомнений в том, кто должен заплатить по счету.

И Драко платил – одиночеством, нищетой, своим положением изгоя среди тех, кто еще несколько лет назад почел бы за честь мимолетный взгляд с его стороны.

Он смирился со всем, тихо и незаметно существуя среди книг отцовской библиотеки и тяжелых бочек в винном подвале. По его расчетам книг и вина ему должно было хватить на всю жизнь.

Но банк Гринготтс отказал в отсрочке, и пришлось возвращаться в реальный мир.

Драко все еще сидел в кресле у камина, вытянув и скрестив длинные ноги, когда нежданные визитеры возвратились в гостиную.
Миссис Поттер была довольна увиденным – Малфой понял это по сияющим глазам и подрагивающим от нетерпения рукам. Ее братья выглядели слегка обалдевшими, и Драко их прекрасно понимал – наследное имение Малфоев отличалось от Норы так же, как палатка бедуина от дворца эмира. Поттер был задумчив и вертел в пальцах какую–то безделушку, подобранную в комнатах наверху.

— Ты хочешь что-то забрать отсюда? – спросил он, избегая встречаться взглядом с Драко и игнорируя возмущенно вскинувшуюся жену. – Мы едем в банк прямо сейчас.
— Собираешься выкинуть меня из дома уже сегодня, Поттер? – Малфой насмешливо вскинул бровь, старательно не замечая острую боль, разраставшуюся в сердце.
— Если тебе нужно время…
— Я уеду завтра утром, – перебил его Драко, вставая. – Нищему собраться – только подпоясаться. Как я уже говорил, де-факто Имением владеет банк, вся информация по охранным заклинаниям, описи имущества – там.

Он подсознательно ожидал этого, но все равно оказался не готов к тому, что один из близнецов подойдет к нему слишком близко:
— А к нам переехать не хочешь, Малфой? У нас хороший дом недалеко от Хогсмит, свое дело.

Драко посмотрел в глаза Фреду – или Джорджу? – Мерлин, никогда он не сможет отличить этих рыжих паршивцев друг от друга. Усмехнулся, осознавая, каким худым и бледным выглядит рядом с этими цветущими физиономиями.

— И еда три раза в день, да, Уизли? А завтра все газеты будут кричать о том, что Драко Малфой стал содержанкой. Ты за кого меня принимаешь, Уизли?

Он гордо вскинул голову, и под его ледяным взглядом рыжий отступил назад, потерянно оглядываясь на брата.

Уже наступил вечер, когда Драко положил на стол в гостиной небольшую дорожную сумку. Там почти ничего не было – одна книга, черная бархатная коробочка с двумя обручальными кольцами, лоскут темно–зеленого шелка. И старенький кошелек с горстью галлеонов. Поднявшись в кабинет отца, Драко достал из бювара письмо, полученное пару недель назад.

"Малфой, прислушайся к доброму совету. Этот человек в состоянии дать тебе все, что угодно. Любой твой каприз в обмен на каплю нежности и приязни с твоей стороны. Ты меня знаешь, я плохого не посоветую. Забини".

Драко мельком взглянул на колдографию. Толстый черноволосый мужчина средних лет в ослепительно белом костюме радостно улыбался и махал рукой, стоя на пороге роскошного особняка. Отчаянно синее небо, сияющий песок, тонкие пальмы и высокий забор вокруг. Золотая клетка для Драко Малфоя.

Ему требовалось совсем немногое – но ни один арабский шейх не мог вернуть ему родителей, теряемую навсегда родину и то чувство уверенности в будущем, которое вдребезги разбилось за одну ночь в Лондоне.

Драко качнул головой, иронизируя над собой, гордо отказавшимся от жизни с Уизли ради того, чтобы попасть в гарем на другом конце света. Взял в руки перо и твердой рукой написал ответ.

"Я согласен".

К оглавлению раздела

  • Авторские права

    Все материалы, опубликованные на данном сайте являются частной интеллектуальной собственностью Геннадия Неймана.

    Нарушение Авторских Прав влечет административную и/или уголовную ответственность.

  • Соглашение

    Любое использование, тиражирование в электронном или бумажном виде без письменного разрешения Геннадия, а так же любое модифицирование – являются нарушением Авторских Прав. При получении разрешения и републикации материалов – ссылка на настоящий портал – обязательна!

  • Дополнительно

    • Глоссарий
      Полный, отсортированный по алфавиту, перечень всех размещенных произведений.
    • Галерея
      Коллажи и рисунки к произведениям Геннадия.
Copyright © 2007-2017. Геннадий Нейман. Все права защищены. Политика cookie.
 Наверх
Top