Да, подтверждаю, Господи – любил!
И, черт возьми, ни капли не жалею!
Вы здесь: Фанфики / Кое-что о природе кошек ( Глава 1 - Глава 2 - Глава 3 )

Кое-что о природе кошек

Предупреждение

18+Данный материал может содержать сцены насилия, изложения материалов противоречащих вашему вероисповеданию, сексуальные сцены, описание однополых связей и/или других недетских отношений (18+).

Продолжая чтение настоящего текста, я автоматически соглашаюсь с тем, что предупрежден(а), достиг(ла) возраста совершеннолетия и полностью осознаю свои действия!

Технические данные

Автор (псевдоним): барон де Куртнэ
Рейтинг – 18+
Пейринг – ГП/ДМ
Жанр – Юмор, Романтика
Дисклеймер: Все права на персонажей и сюжет «Гарри Поттера» принадлежат Дж.К.Роулинг. Автор фика материальной прибыли не извлекает.

Глава 1

Я кот. Хожу, где вздумается, гуляю сам по себе.
Р.Киплинг

Анимагией Драко увлекся через пару лет после окончания Хогвартса. Точнее, после окончания войны с Волдемортом, потому что аттестата Малфой-младший так и не получил.

Это оказалось совершенно невозможно – вернуться на второй год в Хогвартс на седьмой курс и сидеть на занятиях рядом с гриффиндорцами, встречаться с ними ежедневно, видеть Поттера и его друзей, наталкиваться глазами на пустые места за столами. И чувствовать себя при этом полным ничтожеством, хуже грязи под ногами, человеком-невидимкой.

Малфои выехали в Европу сразу же, как были сняты ограничения на передвижение бывших Пожирателей Смерти внутри страны и за ее пределами. Вероятно, Люциус и Нарцисса хотели развлечься сами и развлечь сына. Или даже найти ему подходящую партию. Но планам не суждено было сбыться. Драко изнывал от тоски, зевал на приемах, уныло пытался поддерживать беседы с молодыми девицами на выданье и безумно мечтал вернуться домой.

Уступая наследнику – а скорее всего, устав слушать его бесконечное нытье, – супруги Малфой вернулись в Британию.

Но дома ждала все та же тоска. Беспросветная, как зимний дождь в Лондоне.

На старинную инкунабулу об анимагах Драко наткнулся совершенно случайно. Древний том уронил на пол эльф, протиравший книги от пыли. После пятиминутного битья головой о полки и корешки фолиантов, эльф вознамерился поставить книгу на место, но Драко уже подхватил ее и уселся в кресло полистать. Собственно говоря, он зашел в библиотеку просто так, от нечего делать. Малфой-младший вообще целыми днями таскался по имению туда-сюда без видимой цели, изводил эльфов придирками и капризами, ссорился с родителями из-за пустяков и решительно не знал, чем себя занять.

Об анимагах Драко знал немного. Меньше, чем об оборотнях или вампирах. Если судить по статистике Министерства, анимагия была очень редкой особенностью. Если вспомнить незабвенного дядюшку и его приятелей – Министерство пребывало в заблуждении, которое никто не стремился рассеивать.

Просматривая иллюстрации, Драко заинтересовался комментариями к ним. Прочитав комментарии, он по сноскам сунулся в указанные главы, но очень быстро запутался и понял, что книгу надо читать с самого начала.

Драко уволок тяжелый том в спальню, велел эльфу принести чай и шоколад и погрузился в описание загадочного мира анимагов. Когда он смог оторваться от первой главы, оказалось, что уже поздний вечер, и он пропустил время семейного ужина. Но впервые за два томительных, бесконечно длинных года Драко не было скучно.

За восемь месяцев Малфой прочитал "Анимагию" шесть раз и весной двухтысячного года был твердо уверен, что может использовать полученные знания по назначению. Главными в анимагии оказались умение сконцентрироваться, живое воображение и способность к невербальному волшебству.

Выбрав вечер, когда Люциус и Нарцисса отбыли с визитом к старым знакомым, Драко решил провести эксперимент. Нет, он не рассчитывал на что-то грандиозное и не мечтал превратиться во льва или в гризли. Но Книга учила, что звериный облик анимага отражает его внутреннюю сущность. И Малфой-младший не сомневался, что после превращения увидит в зеркале снежного барса, леопарда или, на худой конец, рысь. В крайнем случае, он не отказался бы и от анаконды.

Зеркало отразило длинноногое длиннохвостое существо грязно-серого окраса, с вытянутой острой мордой и раскосыми плутоватыми глазами медового цвета. Шерсть у существа была короткой, шея – грациозно изогнутой, а голова – маленькой, с небольшими, почти прозрачными ушками.

От удивления Драко мяукнул и сел на хвост.

К сожалению, именно в этот момент в спальне появился эльф. Увидев животное, непонятно как пробравшееся в хозяйские апартаменты, эльф без размышлений ухватил Драко за шкирку и аппарировал к границе Имения. Где и вышвырнул молодого наследника Малфой-мэнора за пределы сторожевых заклятий.

Драко вопил и отбивался, но вместо ругательств из кошачьей глотки вылетал только сиплый мяв. Приземлившись в кучу прошлогодних прелых листьев, Малфой с возмущением вскочил и бросился к ограде, но барьер, обновленный Люциусом после возвращения из Европы, откинул Драко назад.

Тогда неудачливый анимаг решил пойти иным путем. Он попытался сконцентрироваться и вернуть себе человеческое обличие. Драко очень живо представлял себе себя, но многолетняя привычка приукрашивать действительность сыграла свою роль. Он привык думать о себе исключительно в превосходных степенях, но образ прекрасного, умного и неотразимого наследника Малфой-менора был очень далек от реальности.

Промаявшись до темноты, Драко понял, что его попытки безнадежны. Он мог бы подождать родителей у парадных ворот, но как раз сегодня Люциус и Нарцисса воспользовались каминной сетью, а не экипажем.

Тем временем над лесом, окружавшим Имение, сгущалась ночь. Голодный и замерзший Драко понял, что ночевать ему придется на природе. Перспектива ужасала. Более того, она заставила Малфоя в панике броситься к ближайшему дереву в поисках укрытия.

Драко неуклюже вскарабкался по шершавому стволу на самую нижнюю ветку и прижался там в развилке между сучьями.

Ночь он провел без сна, вздрагивая от замогильных криков диких сов и унылого волчьего воя неподалеку. Все силы Драко ушли на то, чтобы не свалиться на землю из своего убежища.

Утром его нашел отец.

С тех пор Драко тренировался в анимагии только под его присмотром и вскоре уже без проблем научился принимать нужный облик. Сначала анимагическая форма его угнетала, но затем Малфой привык и смирился с тем, что ни барсом, ни гигантской змеей ему не бывать.

К лету Драко облазил весь окрестный лес, разорил сотню птичьих гнезд и научился вылизываться. Это оказалось неожиданно сложно – сохранять равновесие с вытянутой вверх задней лапой. Первое время Драко заваливался на бок или на спину, но к июню освоил позу и получал огромное удовольствие от скольжения языком по короткой шелковистой шерсти. Как ни странно, процесс брезгливости не вызывал. Пожалуй, это было даже забавно. Честно говоря, это было более чем приятно. Особенно в собственной спальне на мягком одеяле перед сном. Нередко Драко там и засыпал – свернувшись клубочком и прикрыв лапой нос.

В середине июня семейство Малфоев выбралось в Лондон, и Драко решил освоить ночную жизнь города. Регистрироваться в Министерстве он не собирался, поскольку не желал позориться перед приятелями и подругами столь несолидной анимагической формой. Пример МакГонагалл, которую в Слизерине иначе, чем МакКошкой, не называли, Драко не воодушевлял.

Бродить по крыше "Дырявого котла" было скучно, и Малфой решил проверить, чем живут в гостинице другие маги. Он прошелся по карнизу, стёк на чей-то балкон и запрыгнул в открытую форточку.

Запах Драко унюхал мгновенно, и его спина сама выгнулась дугой. Балансируя на раме, Малфой размышлял – залезть в комнату, где, очевидно, находился другой кот, или вернуться назад и проверить еще какой-нибудь номер. Любопытство победило, и Драко легко спрыгнул на подоконник.

Котяра, нагло спавший прямо на гостиничной кровати, впечатлял размерами и видом. Малфой за несколько месяцев изучил все книги, связанные с породами кошек, которые смог найти в отцовской библиотеке, поэтому без труда определил, что перед ним британец великолепного черного окраса. Кот спал на спине, раскинув в стороны мощные тяжелые лапы, и Драко два раза обошел вокруг кровати, разглядывая и прикидывая.

Какая-то настырная блоха отчаянно кусила Малфоя за спину, он резко обернулся, изогнувшись, чтобы покарать нахалку, – и немедленно оказался придавлен тяжелой лапой к полу. Повадки у британца были не кошачьи. Драко на его месте для начала от души бы пошипел и поплевался.

Вывернувшись, он подскочил на всех четырех лапах, прижал уши и оскалился. Британец неуклюже встал, затем сел и неуклюже начал чесаться. От изумления Драко прервал свою кошачью демонстрацию – либо британец был до безобразия миролюбив, либо… либо это был не кот.

На всякий случай Драко плюнул в соперника, но ответной реакции опять не дождался. Цепляясь за висевшее до пола покрывало британец влез на кровать и улегся там, поглядывая на Малфоя сверху вниз. Глаза у него были зеленые.

Возвращаться в человеческий вид Драко не спешил, покидать загадочного кота – тоже. Может быть, это трансформированный кот, например, из пепельницы. Или незарегистрированный анимаг, как и Драко. Загадка требовала разрешения, и Малфой, запрыгнув на кровать, с угрожающим видом двинулся к британцу.

— Да достал уже, – сказал Поттер и ухватил Драко за шкирку. – Откуда ты тут взялся на мою голову?

От изумления и неожиданности, Малфой извернулся, проехавшись когтями по державшей его руке, и заорал.

— Ой! Подлая зверюга! – Поттер выпустил Драко и схватился за располосованную кисть.

"Так тебе!, – мстительно подумал Малфой, яростно вылизываясь. – А нечего хватать сразу!"

Залечив царапины, всебританский Герой принялся разглядывать визитера, с невинно-наглым видом сидевшего на его кровати. Драко, успевший в совершенстве изучить кошачьи повадки, нимало не боялся, что Поттер его узнает. Кроме того, для гриффиндорцев Малфой с четвертого курса ассоциировался с хорьком, но никак не с котом. Поэтому Драко позволил себе небольшие вольности. Он встал, прошелся по кровати туда-сюда, подобрался поближе к Поттеру и нагло толкнул его лбом в ладонь. Ему немедленно почесали за ухом и под нижней челюстью. Драко очень это любил, но отец его не баловал, считая, что не стоит давать послабления кошачьей натуре сына. Мало ли, куда это может завести.

Еще полчаса прошли в веселых играх. Поттер баловался с "кисой", а Драко намеренно время от времени выпускал когти, оставляя на руках и ногах гриффиндорца кровоточащие царапины. Слышать, как Поттер ойкает и хватается за палочку, чтобы залечить ранки, было настоящим блаженством.

Наконец, Драко надоело развлекаться, он спрыгнул с кровати и направился к двери, задрав хвост. Малфой проголодался, и собирался вернуться в номер, чтобы отужинать. А заодно и поразмышлять над тем, что Поттер тоже балуется с анимагией. И чем это может быть полезно самому Драко.

— Киса, ты куда? – Широкая ладонь подхватила Малфоя под живот и вознесла в воздух. – Ассио клетка.

Отбиться Драко не успел.

— Я как раз хотел завтра фамилиара купить, – бормотал Поттер, ставя клетку рядом с кроватью. – А тут ты. Очень удачно вышло, я думаю. Тебе у меня понравится, киса. Надо только придумать, как тебя назвать.

Драко представил, как утром мать с отцом будут метаться по "Дырявому котлу" в поисках пропавшего чада, и опять заорал от ужаса.

— Силенцио, – сказал Поттер и накинул на клетку то ли шаль, то ли темный платок. – Поздно уже. Давай спать. Имя я тебе завтра придумаю.

Замкнутые пространства Драко терпеть не мог. Не то чтобы он страдал клаустрофобией, но привычка к вольной жизни, усиленная кошачьими инстинктами, в какой-то момент затмила разум. Возможности мяукать его лишили, живот подвело от голода, кроме того, под тканью было тяжело дышать. А еще Драко не любил темноту. Вернее, он любил ночь – полную запахов, звуков, лунного света. Но непроглядную темень, воцарившуюся под платком, он возненавидел мгновенно.

Лишенный возможности возмущаться с помощью голосовых связок, Драко пустил в ход когти. Он отчаянно царапал пол, прутья, зацепил-таки проклятую тряпку и сдернул ее. Дышать сразу стало легче.

Поттера Малфой не видел. Только руку, свесившуюся с кровати. Драко просунул лапу между прутьями, вытянулся всем телом и изо всей силы полоснул когтями по беззащитным пальцам.

Крик Поттера его оглушил. Драко присел на полу клетки и сжался. Он никак не мог привыкнуть к тому, что в анимагической форме все шесть чувств усиливались в несколько раз. В данном случае интуиция подсказала, что сейчас Драко очень больно накажут.

— Вот гаденыш какой, – плачущим голосом сказал Поттер. – Что ж ты так царапаешься-то?

Из клетки Малфоя вытащили за заднюю лапу. Он даже не отбивался, прижав уши и всем своим видом демонстрируя страх. Поттер никогда не был живодером и по слухам очень любил когда-то свою сову. Драко очень надеялся, что его просто выставят за дверь, без экзекуции.

Но против всех ожиданий его просто взяли на руки и начали гладить по спине, успокаивая.

— Не любишь клетки, да? – бормотал Поттер. – Я тоже не люблю, честно говоря. Но ты же бездомный, сбежишь на свои помойки. А я не хочу, ты мне очень понравился.

Драко бы фыркнул, но заклинание Поттер отменить не догадался. Поэтому Малфой только закатил глаза. Бездомный… Что бы Поттер понимал в породистых котах! В анимагической форме Драко был чистокровнейшим абиссинцем, идеально вписывающимся в стандарт породы. Его можно было выставлять на любой маггловской кошачьей выставке, не боясь опозориться. И по помойкам Драко сроду не лазал – он вообще первый раз перекинулся в кота в городе. И так влип!

Искушение превратиться назад в человека было велико, но Малфой представил себе реакцию Поттера и малодушно отказался от этой мысли. Они расстались три года назад далеко не друзьями, и ничего хорошего от подобного сюрприза для гриффиндорца Драко не ждал. Все, что он сейчас хотел, – очутиться подальше от Поттера и добраться до своего номера.

Но Поттер явно придерживался другого мнения. Взмахом палочки запечатав окна и дверь, он опустил Драко на кровать и снова лег.

— Так тебе спокойнее будет? – протянув руку, он опять погладил Драко по спине и почесал ему за ухом. – Удрать ты теперь не сможешь, и при этом не в клетке.

Покружив по комнате, обследовав все плоскости и возвышенности, Малфой смирился с тем, что ему придется остаться в одном помещении с Поттером. Он лелеял надежду сбежать утром, поэтому, в конце концов, снова запрыгнул на кровать и улегся на подушку, постаравшись забыть о ноющем от голода желудке.

Утро свободы не принесло. Поттер заказал завтрак в номер, и при этом крепко держал Драко, чтобы тот не прошмыгнул в открытую дверь. Поделившись с новообретенным фамилиаром холодной говядиной и молоком, гриффиндорец быстро собрался, запихнул сопротивляющегося Малфоя в клетку и покинул "Дырявый котел" раньше, чем Драко успел сказать "мяу".

Сквозь прутья клетки Малфой успел увидеть отца, что-то возбужденно объяснявшего Тому. Но Поттер не горел желанием близко подходить к Люциусу, а Драко по-прежнему был под заклятием молчания.

В Косом переулке Поттер купил ошейник с колокольчиком, упаковку кошачьих консервов, кошачий лоток, песок, домик для кошек, корзинку с атласной подушечкой…

Покачиваясь в клетке и борясь с приступами морской болезни, Драко в ужасе наблюдал за этими приобретениями. Поттер всерьез рассчитывал сделать из него фамилиара. Лоток напомнил Драко о необходимости срочно избавиться от содержимого мочевого пузыря и кишечника, а кошачьи консервы с умильной мордой на этикетке вызвали приступ тошноты. Он не собирался питаться этой гадостью, даже если ему придется умереть с голода!

Когда Поттер, увешанный пакетами и прижимающий к себе клетку с Драко, аппарировал в какой-то мрачный дом, Малфой был почти в полуобморочном состоянии.

На трясущихся лапах он выбрался на ковер и немедленно обмочился на глазах у изумленного Поттера. Отойдя от дурно пахнущего пятна на несколько шагов, Малфой обессилено лег. Перед глазами все плыло и кружилось, жизнь была отвратительна, а Поттер, убирающий последствия позора Драко, казался чудовищем, посланным Малфою за грехи.

— Пожалуй, тебя придется еще приучать к туалету, – озабоченно сказал гриффиндорец, поднимая Драко с пола и перекладывая на кресло. – Полежи пока тут, а я все приготовлю.

Если и были у Малфоя надежды, что Поттер оставит его без присмотра, они тут же испарились при появлении дряхлого, отвратительного на вид эльфа. На приблудного кота эльф смотрел с неодобрением, но Драко было уже все равно. Он валялся на кресле и мечтал о Малфой-мэноре, о собственной удобной кровати, о шоколадных конфетах в вазочке, о любимых мантиях…

Разбудило Драко ласковое прикосновение пальцев к шее. Спросонья Малфой шарахнулся прочь, но Поттер успел его поймать за хвост.

— Какой ты пугливый, – Гарри прижал кота к себе и ловко застегнул на его шее ошейник. – Вот. Теперь ты не потеряешься. Здесь магическая метка, из дома она тебя не выпустит.

Мысленно взвыв, Драко начал отчаянно сдирать с себя ошейник, лишавший его возможности не только сбежать, но и перекинуться в человека. Он царапал его задними лапами, кувыркался через голову, терся шеей о все подходящие и неподходящие предметы, но поделать ничего не мог.

Заметив, что Поттер с улыбкой смотрит на его страдания, Драко кинулся на врага с твердым намерением расцарапать тому физиономию, но был пойман и опять прижат к груди.

— Привыкнешь, – ласково сказал Поттер. – Вот только как же мне тебя назвать?

В течение часа Гарри знакомил своего кота с его новым жилищем. Драко был последовательно посажен в домик, в корзинку, в лоток с песком, откуда выбрался, брезгливо отряхивая лапы. Затем Малфою последовательно были предложены консервы с курятиной, с рыбой и с утиным ливером, которые Драко высокомерно отверг. Кошачье печенье тоже не вызвало у него энтузиазма. Малфой твердо решил питаться только с хозяйского стола, чего бы это ни стоило. Огорченный вид великовозрастного любителя животных его порадовал, хотя надежды выбраться из ловушки пока не было. Кроме того, Поттер напрочь забыл о том, что наложил на Драко Силенцио. Необходимо было об этом напомнить, и Малфой, вскочив на какой-то стол, пристально посмотрел на своего хозяина и несколько раз беззвучно мяукнул.

Следовало отдать Поттеру должное – он сразу все сообразил и взмахнул палочкой.

— Фините Инкантатем!

— Мяу! – возмущенно сказал Драко и опять попытался содрать с шеи ошейник.

Может быть, Поттер догадается о том, что эта деталь туалета Малфою не нравится?

Мерлина лысого! Гриффиндорец опять схватил Драко в охапку и прижал к себе. Эта любовь к животным начала Малфою поднадоедать, и он свободолюбиво запустил зубы в держащую его руку, после чего был неаккуратно уронен на пол.

"Сволочь, – бессильно подумал Драко. – Да отпусти же ты меня, бестолочь гриффиндорская. Мама там с ума, наверное, сходит!"

Наверное, он мог бы дать понять Поттеру, что его кот не совсем кот. Или совсем не кот. Но из подобной откровенности вытекало несколько не слишком приятных последствий.

Драко не был зарегистрированным анимагом. Раскрытие тайны влекло за собой скандал в Министерстве и непредсказуемые результаты. Могли и в Азкабан посадить для острастки, а в Азкабан Драко не хотел.

Поттер, судя по всему, тоже оказался начинающим анимагом, но Малфой понятия не имел – делает он это легально или нет. Да и отношение к Поттеру в том же Министерстве было несколько иным, чем к Малфоям. Так что шантаж не прокатывал.

Сама по себе ситуация была для Драко чрезвычайно унизительной, достаточно вспомнить лужу на ковре. Рассчитывать на понимание Поттера не приходилось, скорее, он с радостью и огромным удовольствием расскажет своим приятелям о том, как Драко оконфузился.

Оставалось терпеть и ждать счастливой случайности.

Обедал Драко вместе с Поттером. Демонстративно "закопав" миску с кусочками какого-то мяса в желе отвратного вида, Малфой вскочил на стол и сунулся носом в тарелку с жареной курицей, стоявшую перед хозяином. На невежливое отпихивание рукой не прореагировал – наоборот, начал тереться головой о рукав, нежно мурлыкать – чем и заслужил куриную ножку. Затем полизал немного какого-то сладкого вина из кубка Поттера и слез со стола к Гарри на колени. Лениво поразмышляв, что сейчас самое время запустить когти гриффиндорцу куда-нибудь в живот, чтобы тот облился подливкой, Драко свернулся клубком и задремал, довольно урча.

Большая часть послеобеденного времени была потрачена на знакомство с домом Поттера и поиски отверстия наружу.

Дом показался Драко мрачным и запущенным, лазеек не нашлось, и свое плохое настроение Малфой сорвал на диване в гостиной, в сердцах поточив об него когти.

А к ужину в дом Поттера заявились гости.

От одного вида визитеров Драко захотелось шипеть и плеваться.

Первой в гостиную ворвалась Уизлетта, с радостным визгом повисшая на шее у Поттера. Следом за ней появились грязнокровка Грейнджер с хвостом Уизелом под ручку. Четвертым в гостиную зашел какой-то парнишка, смутно знакомый, но вспомнить его Драко не смог, как ни старался.

— Ну, Гарри, как у тебя дела с анимагией? – вопрос грязнокровки Малфоя расстроил, окончательно лишив шансов на вероятный шантаж.

— Нормально, – Поттер застенчиво улыбнулся. – Только у меня пока не получается вести себя по-кошачьи. Но я обязательно научусь. Немного практики… Кстати, а я тут кота нашел. Очень славный. Будет теперь у меня жить.

После этих слов Драко был вытащен из-под дивана, куда залез при виде гостей, и продемонстрирован окружающим.

— От блох обработал? – деловито поинтересовалась Грейнджер, разглядывая Драко. – Обработай обязательно. И от клещей с глистами тоже. Надо еще прививки сделать.

— Да он вроде чистый, – растерянно сказал Поттер, поглаживая Малфоя по спине. – Не чешется.

— Уличный кот чистым быть не может, – категорично заявила Гренджер и бесцеремонно раздвинула Драко задние лапы. – Стерилизовать еще надо, а то углы будет метить по всему дому.

В панике несчастный анимаг полез по Поттеру куда-то за плечо, отчаянно цепляясь за мантию когтями. Деятельная Грейнджер могла отрезать все лишнее немедленно, и Малфой в который раз пожалел, что тетя в свое время не пристукнула грязнокровку на месте, ограничившись банальным Круцио.

— С ума сошла? – возмутилась Уизлетта. – Зачем стерилизовать? Надо найти ему кошечку. Смотри, он же породистый.

Драко с благодарностью посмотрел на младшую Уизли из-за спины Поттера. Кошечка ему, конечно, была совсем не нужна, но за признание породы Малфой готов был простить многое.

— Тощий он какой-то, – пренебрежительно сказал Уизел. – И никакой не породистый. Обычный помойный кот. В Лондоне таких валом.

Спрятавшийся за спиной Поттера Драко готов был возмутиться, но тут опять вступилась Уизлетта.

— Ты ничего не понимаешь в кошках, Рональд Уизли, – сердито сказала она. – А я специализируюсь в магической ветеринарии. Гарри, дай его сюда, я посмотрю.

Еще пятнадцать минут Малфой был вынужден терпеть унизительный осмотр, который проводила рыжая девчонка, возомнившая себя великим ветеринаром. Драко оттягивали веки, выворачивали уши, перебирали шерсть, заглядывали в пасть, считали зубы и – о, ужас! – щупали между задних лап. Он расцарапал бы девчонке руки, но это вряд ли бы помогло – обездвижить его она могла одним взмахом палочки.

Наконец, Уизлетта вынесла вердикт:

— Совершенно чистый здоровый кот. Молодой, года полтора-два. Судя по окрасу и внешнему виду – абиссинской породы. Гарри, тебе повезло. Эти кошки очень ласковые и привязчивые, хотя чрезмерно любопытные. Правда, я не совсем понимаю, как такой кот оказался на улице.

— Он ко мне ночью в форточку залез, – угрюмо ответил Поттер, забирая потрясенного бесцеремонностью Уизлетты Драко и прижимая его к себе. – В "Дырявом котле".

— Так он наверняка чей-то! – Грейнджер всплеснула руками. – Ты спрашивал? Может быть, это чей-то фамилиар, и его ищут.

"Все-таки, ты не такая дура, Грейнджер, – Драко подумал это почти с нежностью. – Конечно ищут. Жаль только, что не кота".

— На нем не было ошейника, – упрямо сказал Поттер и прижал Драко к себе еще сильнее. – Это мой кот. Я о таком всю жизнь мечтал.

— Ну хорошо, хорошо, – примирительно сказала грязнокровка, и Малфой немедленно разочаровался в ее умственных способностях. – Твой так твой. Как ты его назвал?

— Феликс, – Драко очень удивился, но возражать не стал. – Я решил назвать его Феликсом.

Рон презрительно фыркнул:

— Феликс. В лучшем случае он тянет на какого-нибудь Приблуду. Или Помоечника.

Драко посмотрел на Уизли долгим взглядом и пообещал себе при первой же возможности обмочить наглецу ботинки. Ничего лучшего мерзавец не заслуживал.

— А можно мне его погладить? – застенчиво спросил полузнакомый паренек, и Гарри с улбыкой протянул ему Малфоя.

— Конечно, Деннис, погладь.

Мягкая ладошка прошлась по Драко от головы до основания хвоста, и Малфой весь вытянулся под лаской. Он даже готов был заурчать, но в это мгновение безжалостные пальцы очень больно ущипнули его за нежную кожу на животе, и Драко с обиженным мявом шарахнулся прочь. В ту же секунду он вспомнил имя живодера. "Деннис Криви".

В поднявшемся шуме, гаме и криках: "Я тут ни при чем, этот кот какой-то бешеный", – Драко удрал по лестнице на второй этаж и там залег за каким-то гардеробом, спасаясь от гостей.

"Папа, – грустно думал он, зализывая обиженное место на животе. – Найди меня поскорее, пожалуйста".

В эти минуты Драко совсем забыл, что ему по человеческим меркам уже двадцать лет, и ощущал себя первокурсником Хогвартса, впервые оставшимся ночевать в общей спальне.

Его разбудили голоса и шаги на лестнице.

— Кс-кс-кс, Феликс, ну куда ты спрятался?

Осторожно высунувшись, Драко увидел Поттера, стоявшего на четвереньках и заглядывающего под диван. За его спиной переминался с ноги на ногу и ныл Криви.

— Тебе этот дурацкий кот дороже меня. Гарри, ну Гарри, ну хватит уже.

— Ты его испугал! – Поттер на коленях переполз по ковру и принялся обследовать пространство под креслами. – А вдруг он где-то застрял? И выбраться не может? Кс-кс-кс, Феликс, кс-кс-кс.

Драко задом забрался подальше в свое убежище и притаился в надежде, что за гардероб Поттер не догадается заглянуть. Выходить, пока по дому шастает Криви, он не собирался.

— Терпеть не могу кошек, – тем временем бубнил Деннис. – Шерсть по всему дому, запах. Блудливые опять же.

— Между прочим, моя анимагическая форма – кот, если ты не забыл, – Гарри заглянул за гардероб. – Феликс, вот ты где. Иди сюда, солнце мое. Деннис, тебе дай волю – ты бы мне на хвост пустую банку привязал.

"Я бы тебе и две привязал, – мстительно подумал Драко. – За ошейник и кошачий корм. И за клетку тоже".

— Не достать, в самый угол забился, – Поттер сел на пол и вытер со лба пот.

— Ты другое дело, – ответил Криви. – Оставь уже в покое своего кота, пошли в постель.

"Что-что?" – от изумления Драко забылся и сделал несколько шажков вперед, за что тут же был наказан – Поттер ухватил его за переднюю лапу и вытащил из-за гардероба. Обдувая с усов Малфоя пыль, он поднялся на ноги. В этот момент Криви развернулся и пошел вниз по лестнице, и новоиспеченный владелец Драко рванулся следом.

Глава 2

— Деннис!

— Или ты немедленно идешь в кровать, – отчеканил Криви ледяным тоном. – Или я ухожу.

Драко совсем не хотел, чтобы все закончилось, не начавшись. У него появился реальный шанс узнать тайны Поттера, и Малфой не собирался этот шанс упускать.

Он вывернулся из рук хозяина, догнал Криви и с тихим мурлыканьем потерся о брюки, всем своим видом демонстрируя приязнь. Деннис отпихнул его ногой, но сменил гнев на милость и вместо двери направился в спальню Поттера.

"Цени, как я устраиваю твою личную жизнь, Потти", – Драко высокомерно посмотрел на расстроенного Гарри, задрал хвост и двинулся вслед за Криви.

Тот уже валялся на кровати полуодетым, задрав ноги на спинку и дымя сигареткой. Драко запрыгнул на кресло и удобно устроился там среди подушек.

— Кота выстави, – Криви ткнул в сторону Малфоя сигаретой. – Нечего ему тут делать.

— Да пусть лежит, – Поттер стащил с себя свитер и уселся рядом с любовником на кровать. – Что он тебе – мешает?

— Таращится, – неприязненно ответил Криви. – Чувствую себя… как будто в комнате кто-то еще.

Драко накрыл морду лапой и притворился спящим.

— Брось, – Поттер ласково поцеловал парня. – Он уже спит. Я сейчас свет выключу.

В темноте Драко видел прекрасно. Он дождался момента, когда любовники о нем забыли, вспрыгнул на спинку кресла и досмотрел все до конца, ужасаясь падению нравов среди гриффиндорцев. Нет, он отнюдь не был ханжой, но вид Поттера, делающего минет, потряс Драко до глубины души. Он не ожидал такой распущенности и сомневался, что после подобного сможет смотреть в глаза хозяину.

Утро Малфой встретил на подоконнике, задумчиво разглядывая воробьев по ту сторону стекла.

Завтракали они втроем. Благодушно настроенный Криви, довольный и сияющий Поттер и чинно сидящий на стуле Драко, время от времени таскающий с хозяйской тарелки кусочки бекона и колбасы. Он, конечно, привык к традиционному английскому завтраку, но разнообразие еще никому не вредило.

Чего Малфой не ожидал – так это вывалившегося из камина Уизли. Драко как раз собирался долизать за Поттером кофе из чашки, когда грохот в гостиной отвлек его от этого занятия.

— Гарри! – Уизли плюхнулся на стул и вытер рукавом лицо, размазав сажу по щекам. – Обалденная новость! Малфой пропал! Отец со мной связался по каминной связи, Люциус в Министерстве рвет и мечет, нанял частных детективов искать сына, нигде никаких следов. Прикинь, как здорово! Сегодня все будет в газетах, наверное, с Малфоев потребуют выкуп. Класс!

Ничего здорового и классного в ситуации Драко не видел. Он представил себе гнев отца и затосковал. Затем посмотрел на сияющего Уизли и вспомнил о своей идее нагадить ему в ботинки. К сожалению, рыжий гриффиндорец обуви у Поттера не снимал, так что месть откладывалась на неопределенное время.

— Что классного-то? – Поттер неожиданно рассердился. – Ты представь, что с твоими бы родителями было. Так вас сколько. А Малфой у своих один. Я бы с ума сошел.

— Гарри, – Уизли ошарашено уставился на друга. – Это же Малфой. Хорек. Ты что? Пропал – туда ему и дорога.

— Вот и я так думаю, – лениво сказал Криви, ковыряя в зубах зубочисткой. – Туда ему и дорога.

— Да ну вас, – расстроенно сказал Поттер, сгребая Драко со стула в охапку. – Тут за кота переживаешь, а там человек пропал. Какие-то вы… бессердечные.

— Гарри, – Уизли наклонился к нему и произнес по слогам, словно Поттер не совсем понимал, о чем речь. – Хо-рек. Это Хо-рек. Малфой. Язва. Пакость слизеринская. Белобрысый гад. Бледный урод.

— Не такой уж и урод, – Поттер покраснел. – Я тут его колдографию в газете видел. Очень даже ничего. Симпатичный. Характер мерзкий… Зато фигурка хорошая.

Мечтательные нотки в голосе Поттера повергли Драко в состояние шока. В нем и так уже бушевали противоречивые эмоции – расцарапать Уизли, заорать самым противным кошачьим голосом, стащить со стола скатерть со всем, что на ней стоит, – лишь бы выразить свое отношение к происходящему. Но Поттер, признающий симпатичность Малфоя – это было что-то нереальное. Да еще таким тоном. Да еще учитывая, что Поттер спит с парнями. Да еще в тот момент, когда он так ласково гладит Драко по голове и почесывает за ухом.

В груди у Малфоя родился и стал усиливаться низкий ритмичный звук. Драко заурчал, перебирая лапами по груди Поттера, нежно запуская в него когти и громко сопя. Никак иначе своей благодарности он выразить не умел. К тому же, у него появилась надежда, что папа скоро его найдет и все, наконец, закончится.

Ближе к полудню почтовая сова принесла свежие газеты, и Драко сел вместе с хозяином читать новости и последние сплетни. Криви к тому времени уже ушел вместе с Уизли, чему Малфой был очень рад. Кудрявый гриффиндорец ему не нравился, впрочем, Драко вообще не нравились гриффиндорцы. В массе. Хотя сегодня он был готов сделать некоторое исключение: Поттер, поняв, что кошачьи консервы его питомец есть не станет, смирился и все утро угощал Драко то колбаской, то булочкой с малиновым джемом и даже налил в блюдце остатки кофе.

— Точно, помоечный, – кривился Криви. – Жрет все подряд.

Хамство малолетки Драко проигнорировал. Хотя мысленную галочку поставил. В отличие от Уизли, Криви у Поттера раздевался, можно сказать, совсем – то есть у Драко была хорошая возможность свести с наглецом счеты в ближайшее время.

Вопреки прогнозам, в газетах о пропаже наследника Малфоев ничего не написали. Драко внимательно прочитал все от первого до последнего слова, сидя на подлокотнике кресла рядом с Поттером. От разочарования он даже расстроился – читать о себе в газетах Малфой очень любил, эта радость ему выпадала нечасто.

От огорчения Драко принялся вылизываться, задрав заднюю ногу так высоко, как только мог. Через какое-то время он обнаружил, что Поттер очень внимательно за ним наблюдает.

— Как ты ловко это делаешь, – пробормотал гриффиндорец, напрягся, и через минуту перед Драко сидел черный мордатый кот.

В первый момент Малфой зашипел от неожиданности, но быстро успокоился, вспомнив, что это Поттер. Поняв, чего именно добивается анимаг, Драко медленно вытянул ногу вверх, растопырил пальцы и провел по ней языком от бедра до самой пятки.

Поттер неуклюже попытался повторить номер и завалился на бок.

"Бестолочь, – презрительно подумал Малфой. – Меня вообще никто не учил, все сам, своими мозгами".

Он снова оперся одной лапой на подлокотник, вторую свесил вдоль тела для равновесия и опять задрал заднюю лапу вверх.

На этот раз Поттеру удалось продержаться около пяти секунд, после чего он свалился с кресла. Драко встал и посмотрел вниз. Поняв, что анимаг не очень уверенно контролирует свое тело, Малфой элегантно спрыгнул на пол и прошелся перед Поттером туда-сюда, демонстрируя свою изумительную пластику.

До самого обеда анимаг учился у Драко правильно ходить, запрыгивать на любые доступные поверхности, карабкаться на недоступные, помогая себе когтями, выкусывать из шерсти всякую мелочь и комочки грязи. Упиваясь собой, Малфой так увлекся, что даже рискнул побороться с Поттером, напрыгнув на неуклюжего британца сбоку и повалив его. Анимаг игры не принял, зашипел и выпустил когти. Драко немедленно отскочил, выгнул спину и хлестнул себя хвостом по поджарым бокам. В анимагической форме он точно был сильнее в силу своего кошачьего опыта. Впрочем, драться Поттер не стал, снова превратившись в человека. Он сидел на полу, тяжело дыша, и рассматривал свою ладонь, словно ожидал увидеть на пальцах тигриные когти.

— Ничего себе, – сказал он, поднимаясь. – На фига мне эта анимагия?

"Ничего ты не понимаешь", – подумал Драко и мечтательно облизнулся, вспомнив разоренные гнезда вокруг поместья.

Обед прошел в благожелательной дружественной обстановке. Обнаглевший до предела Малфой развалился на столе, чувствуя приятную сытость. Он успел уже дважды побывать в туалете, оценил мягкий ароматизированный песок, купленный для него Поттером, в клочки разгрыз и разорвал какую-то ватную мышку, призванную его развлечь, покатал по полу звенящий шарик и теперь скучал.

Поттер обложился каким-то книжками, что-то писал на пергаменте, но Драко это было совсем неинтересно. Ну учится человек, его дело, если больше заняться нечем.

Протянув лапу, Драко поймал Поттера за палец и слегка придержал, наполовину выпустив когти.

— Феликс, подожди. Потом поиграем, – Гарри осторожно отцепил его от себя, но Малфой сдаваться не собирался.

Он отошел на край стола и пополз оттуда на животе, наметив своей целью перо, летавшее по пергаменту. Прыжок – перо было поймано и зверски убито, а Драко сел, отфыркиваясь от пуха, прилипшего к морде.

— Дурачок, – Поттер стащил его со стола и осторожно снял остатки своего орудия труда. – До чего же ты прелесть. Скучно, да? А мне заниматься надо.

Искренне считая, что учеба обязана подождать, когда Малфоям скучно, Драко опять вытянул лапу и потрогал Поттера за щеку. Щека была мягкой, чисто выбритой и приятной на ощупь. Пожалуй, Криви не заслуживал ни этой щеки, ни ласковых пальцев, нежно поглаживающих Драко по спинке, ни вообще доброго слова.

"Выживу, – решил Малфой, вытягиваясь и поддавая Поттера головой под подбородок. – Пусть ищет себе кого-нибудь попроще. В конце концов, я не всю жизнь буду котом. Папа упорный, он меня здесь отыщет. Поттер, конечно, обалдеет, но он сам сказал, что я симпатичный. Так это он еще не знает, какой я сексуальный".

До ужина они носились по дому. Драко прятался под диваны и стулья, нападал оттуда на Поттера, вис на его брюках, ловил хозяина за пятки и вообще получал массу удовольствия от происходящего. Забравшись, в конце концов, на гардину, он с грохотом рухнул вниз вместе с карнизом и милостиво позволил Поттеру выпутать себя из ткани. После чего был тщательно вытерт мягкой щеткой от пыли, поцелован в нос и посажен на стол ужинать.

После еды Малфой развалился напротив камина и задумчиво начал смотреть в огонь. Пламя всегда его завораживало, если не считать, конечно, Адского пламени в Выручай-комнате. Вытянув все четыре лапы, Драко немного покатался на спине, почесав хребет об упругий ворс ковра, подставил живот теплу, шедшему от камина и блаженно задремал. В общем и целом жизнь у Потера была неплоха, если бы не ошейник.

Снились Драко странные, полукошачьи-получеловеческие сны. В этих снах он с Поттером сидел на подоконнике, свесив ноги на улицу и обняв хозяина за плечи. При этом Драко ласково поглаживал хвостом Поттера по спине. Затем погнались они за какой-то глупой вороной, перелетая с крыши на крышу с элегантностью белок-летяг. Драко с восторгом парил над улицей, полной магов, Поттер мчался сзади с ватной мышкой в зубах, которая пищала и дергала хвостом.

— Да брось ты ее, Потти, – хотел сказать Драко. – Не в мышах счастье…

Малфой дернул лапой и проснулся.

В комнате горели свечи, часы над камином задумчиво пробили девять вечера. Поттер сидел над учебниками и грыз перо. Драко потянулся, лениво подобрался к шарику, катнул его лапой по ковру. Играть в одиночку было скучно. В Малфой-мэноре к его услугам были птицы, землеройки, садовые гномы. Эльфы, наконец. Кроме того, Драко всегда мог повозиться с отцом, не отказывающим сыну в маленьких милостях и справедливо полагающим, что активные игры только на пользу. Как Драко-человеку, так и Драко-коту. По-крайней мере, за несколько месяцев Малфой-младший ощутимо накачал мышцы рук и ног, лазая по деревьям.

Единственный эльф Поттера был ужасающе стар, птиц и садовых гномов в доме не водилось, так что Драко решил поискать хотя бы мышей.

Дырку под лестницей он нашел довольно быстро. Сунувшись в нее носом, Драко почувствовал характерный пыльный запах мышиной шкурки. Пожалуй, здесь стоило устроить засаду с приманкой. Пообещав себе стащить для приманки кусок колбасы от завтрашнего ужина, Драко разведал места, где можно спрятаться. Лучше всего для засады подходила чья-то старая шуба, висевшая на вешалке. Драко залез в рукав, проверил глубину карманов и обнаружил за подкладкой серебряный сикль, который ему никак не удалось выцарапать. Совершенно случайно посмотрев вниз, он увидел мышь, сидевшую метрах в пяти от дырки под лестницей.

Прыжок Малфоя был великолепен. Нахлебница дома Поттера даже пискнуть не успела. Драко взял серую тушку в зубы и понес ее в гостиную.

Мягко вспрыгнув на стол, он положил добычу на учебник и сел, ожидая похвалы. К его безмерному удивлению Поттер шарахнулся прочь, уронив стул.

"Мышей боится, – понял Драко. – Ну надо же. С Волдемортом дрался, с Пожирателями дрался, Петтигрю-крысу ловил, а настоящих мышей боится. Ума не приложу, почему его анимагическая форма – кот".

— Кричер! – ужас в голосе Поттера заставил Драко нервно прижать уши. – Убери немедленно эту гадость с моего стола!

Эльф ухватил мышь за хвост и исчез.

"Мда, – подумал Драко, укладываясь на учебник. – Уизли падает в обморок при виде пауков, Потер – при виде дохлых мышей. Интересно, а чего боится грязнокровка? Думаю, ничего. На редкость глупая особа".

Сам Драко боялся только отца. Ну и еще – совсем немного – гиппогрифов.

Спать он решил в кровати Поттера. Хозяйское место – всегда самое лучшее, кроме того, Малфой должен был дать понять гриффиндорцу, что место на постели забито.

Он прошествовал за Поттером в спальню, дождался, пока хозяин уйдет в душ, и легко запрыгнул на кровать. Конечно, все здесь было довольно плебейским – белье в цветочек, слежавшиеся подушки, далеко не новое байковое одеяло. Драко разочарованно залез в пододеяльник, походил внутри, скучая по своей роскошной кровати с периной, невесомым пуховым одеялом и тщательно взбитыми подушками. Затем выполз и улегся в изголовье, дожидаясь Поттера.

Хозяин появился из душа, в чем мать родила. Малфой бы присвистнул, если бы мог свистеть в своей анимагической форме. Здесь определенно было, на что посмотреть. Он, конечно, еще ночью многое разглядел, но при свете были лучше видны подробности. Например, очень теплый цвет кожи, напоминающий сильно разведенный молоком кофе. Или плоский мускулистый живот с очаровательными влажными кудряшками внизу. Или сильные ноги, на удивление гладкие, ровные, без уродливо выпирающих мышц. Определенно, капризный вздорный мальчишка такого не заслуживал. Будь Драко человеком…

В своем обаянии Малфой не сомневался и поэтому снова затосковал по человеческому облику. Он представил себе, как мог бы распорядиться телесным великолепием Поттера. Уж у Драко фантазии точно было побольше, чем у Криви.

Поттер потушил свечи и завалился в кровать. Драко встал, походил по хозяйской спине, ища изгиб поуютнее, попытался устроиться в ногах – но Поттер все время вертелся и сбрасывал его. В раздражении Драко цапнул его лапой за голую пятку. Поттер сел, ухватил Драко поперек туловища и затащил под одеяло.

— Спи уже, горе мое, а то выставлю за дверь. Мне завтра вставать рано.

Под одеялом было душно и неудобно. Малфой вылез наружу и улегся на подушке рядом с головой Поттера. Спать ему не хотелось и он принялся в задумчивости сосать темную прядь, очень удачно оказавшуюся рядом с мордой. Затем ему показалось, что над щекой Поттера летает комар, и Драко прихлопнул его лапой. Поттер что-то невнятно пробормотал, повернулся к Малфою спиной и натянул одеяло на голову. Драко перелез через холм плеча и окончательно залег у хозяина где-то под мышкой. Здесь чуть-чуть пахло потом, земляничным мылом и еще чем-то, что Драко определил как пену для бритья. Это тоже было плебейством – брить подмышки. Сам Малфой пользовался только кремом для быстрой эпиляции.

Он уткнул нос в теплую кожу и засопел, проваливаясь в неглубокий кошачий сон.

Поттер проснулся ни свет, ни заря и начал торопливо куда-то собираться. Драко еще повалялся в теплой кровати, потягиваясь и соображая, что ему сделать в первую очередь, – посетить туалет или проверить, что в доме приготовили на завтрак. Но пока он ленился и размышлял, хлопнула входная дверь, и Драко остался один.

Только тут Малфой понял свою ошибку. Поттер ушел. И некому будет кормить Драко. Боясь поверить в страшную догадку, он подошел к миске. Там горкой лежало ненавистное мясо в желе. Драко растерянно мяукнул. Есть это он не собирался. Малфои не кушают, что попало. Малфои любят куриную грудку в сухарях и глазированные пирожные с кремом. Еще Малфои любят жареную картошку с луком, но это тайна, которую знает только старый домашний эльф-повар. А еще Малфои очень любят по утрам черный кофе.

Драко вернулся в гостиную и запрыгнул на стол, в надежде, что там осталось хоть что-нибудь от Поттера. Стол был пуст. Подобное пренебрежение к нуждам домашнего животного Драко разозлило. Он, кажется, ясно дал понять гриффиндорцу, что кошачий корм его не устраивает. Никакая спешка не могла оправдать невнимание к Драко!

Вернувшись к миске, он ударом лапы перевернул ее, рассыпав содержимое по полу. Та же участь постигла плошку с водой. Теперь мясо мокло в луже и пахло еще более скверно, чем раньше. Потоптавшись в нем, Драко заскочил на стол и оставил на скатерти грязные следы. Затем старательно выгреб песок из лотка и растащил его по всему чуланчику. Вернувшись к шубе под лестницей, он долго раскачивался на ней, пока вешалка не оборвалась. Нагадив на облезлый воротник, Драко с чувством выполненного долга вернулся в гостиную, уселся на подоконник и стал ждать Поттера.

К вечеру желудок у Драко подвело, и Малфой уныло ходил по дому, грустно мяукая. Он был в отчаянии. А что, если Поттер о нем забыл? И теперь Драко умрет от голода, запертый в пустом доме. Он пытался днем поймать какую-то птичку, протянув лапу в форточку, но магия ошейника не дала ему устойчиво устроиться на раме, сбросив вниз. Мыши тоже не появлялись, но Драко не стал бы их есть даже под угрозой немедленной смерти.

Полакав немного воды из плохо завернутого крана, Драко спустился в прихожую и лег на тумбочку для обуви, скинув оттуда тапочки и ботинки. Рано или поздно Поттер вернется домой, и тогда Малфой расцарапает ему ноги в наказание. И руки тоже.

Поттер появился поздно вечером сытый и слегка пьяный. Разбуженный светом Драко бросился к нему, громко мяукая и обтираясь о брюки. Он был так голоден, что забыл о своей мести, мечтая только о еде.

— Киса, – засмеялся Поттер, подхватывая его на руки. – Соскучился? А я экзамен сдал последний. Теперь два месяца свободен. Ну, показывай, что ты тут без меня натворил?

В общем-то, натворил Драко не так уж много. Ничего такого, с чем домашний эльф не справился бы за пятнадцать минут. Но Поттер почему-то рассердился. Ухватив Драко за шкирку, он потыкал его носом в вонючую шубу.

— Не смей гадить, где попало! Я тебе туалет для чего купил, а? Это что за безобразие?

Вырвавшись, Драко убежал от хозяина на безопасное расстояние и принялся обиженно умываться. Он так ждал! Он так проголодался! А вместо того, чтобы пожалеть и немедленно накормить, ему читают глупые нотации и тычут в облезлый мех. Эта старая ветошь доброго слова не стоит. Почему Поттер все время цепляется за какие-то древние реликвии? Что за любовь к обноскам?

— Ты зачем в столовой напакостил? – сердитый голос хозяина заставил Драко сжаться в комочек. – Зачем еду рассыпал? Воду разлил? Скатерть зачем измазал? Кричер! Убери это все сейчас же!

— Мррряу! – сказал Малфой, забираясь под диван подальше от Поттера. – Мррряу!

Под диваном было пыльно и голодно. Хозяин уселся в кресле с пивом и газетой, ужином даже не пахло, ворчание эльфа действовало Драко на нервы. Насколько вчера было все хорошо, настолько сегодня все оказалось плохо. Если бы Малфой мог плакать – он бы поплакал, но в кошачьем виде получалось только сопеть. Расчихавшись от пыли, он задом выполз из-под дивана и пошел подлизываться к Поттеру. Должен же этот студент сообразить, что Драко весь день ничего не ел!

Забравшись по спинке кресла на подголовник, Малфой осторожно спустил передние лапы на плечо Гарри. Хозяйская рука тут же стащила его на колени. Драко заглянул в газету и увидел на первой странице свою колдографию. Полюбовавшись на собственный гордый профиль и не менее гордый анфас, Драко негромко мурлыкнул, привлекая внимание Поттера.

— Вот интересно, – задумчиво сказал тот. – Куда мог пропасть хорек?

"Сказал бы я тебе, – насмешливо подумал Драко. – Так ведь не поверишь".

— Последний раз его видели в "Дырявом котле", – продолжал Поттер. – Ну точно, я же заметил там старшего Малфоя, он с Томом разговаривал. Интересно, что им в Лондоне понадобилось?

"Ну какое твое дело, Поттер? Что за дурацкая привычка совать нос в чужие дела? – Драко осторожно выпустил когти. – Ты кормить меня собираешься или нет?"

— Но до чего же хорек красивый, – вздохнул Поттер, проводя пальцем по колдографии. – Просто сил нет.

"Красивый, красивый! Я очень красивый, – Драко потерся щекой о свитер хозяина. – И очень голодный! Дай мне уже хоть чего-нибудь: сыр, колбасу, паштет, ну пожалуйста!"

— Спать пора, – сказал Поттер, складывая газету. – Устал я сегодня, Феликс.

"Спать? – Драко в ужасе замер. – Не поужинав? Нет!"

Он запрыгнул на стол и отчаянно замяукал, пытаясь объяснить хозяину, что ему требуется. Поттер нахмурился, соображая.

— Есть хочешь? Сейчас, погоди. Кричер!

Эльф торопливо подбежал к Поттеру. Драко передернуло от отвращения. Эти тонкие ножки, эти морщинистые щеки… а еще запах – ужасный запах старости магического существа.

— Принеси миску Феликса и покорми его. Там кошачьи консервы есть.

Драко лег на столе и обреченно закрыл глаза. Умереть с голоду или отравиться кошачьими консервами? Он не знал, что хуже.

Мясо в миске пахло все так же гадко и выглядело, как помои. Давясь, Драко заставил себя проглотить кусочек. На вкус эта "утка в желе" напоминала протухший паштет. Малфой никогда не пробовал протухшего паштета, но был уверен, что он именно такой.

Как ни странно, Драко не умер на месте и постепенно, уговаривая себя потерпеть и не поддаваться панике, съел треть предложенного "угощения". Сытости он не чувствовал, но грызущее ощущение в пустом желудке прошло. Теперь можно было попытаться дожить до завтрака.

Глава 3

Утро Драко встретил бурчанием в животе. Он валялся на одеяле в ногах у Поттера, вылизывал себе хвост, покусывал копчик и демонстрировал полное отвращение к хозяину. На "кс-кс-кс" не отреагировал, бросив презрительный взгляд на заспанное лицо Гарри, от рук увернулся, спрыгнул с кровати и в ожидании встал у закрытой двери.

Сопроводив Поттера в ванную, в кухню, в гостиную, Драко забрался на свой стул и воспитанно сел, ожидая завтрака.

— Кричер, – Гарри оглянулся на эльфа. – Феликсу поесть положил?

Это переходило все границы. Вчера Драко был вынужден спасать себя от голодной смерти, но у него не было выбора. Сегодня он рассчитывал на нормальный завтрак, а ему опять предлагают вонючую гадость из железных банок?

Драко медленно перелез со стула на стол, подошел к приборам Поттера и сел, пристально посмотрев хозяину в глаза. Брать с чужой тарелки без разрешения он не мог себе позволить, но надеялся выразительным взглядом объяснить Поттеру, как тот ошибается, предлагая аристократу питаться, чем попало.

Когда Поттер снял Драко со стола и понес к миске, Малфой окончательно рассердился. Извернувшись, он злобно запустил когти в запястье Гарри, добавил зубы, уперся ему в бедро лапами и от души пнул.

— Ай! – от неожиданности Поттер разжал руки, и Драко шлепнулся на пол.

Подскочив к Кричеру, который в этот момент накладывал в миску мясо, Малфой зашипел и ударил эльфа лапой. Эльф запищал, банка покатилась по полу. Еще один удар лапой – и банка полетела по коридору, теряя по дороге содержимое.

Решив, что он достаточно уже продемонстрировал свое отношение к консервированной отраве, Малфой вернулся в гостиную и вновь запрыгнул на стул. Если Поттер и сейчас ничего не поймет, то Драко покажет такое шоу, что тот будет рыдать горькими слезами. А эльф вообще из дома сбежит. Что-что, а устраивать веселую жизнь Малфой умеет. Уж Поттер это должен помнить по Хогвартсу.

Гарри вернулся в комнату молча. Или он был в растерянности, или начал что-то подозревать. Но, тем не менее, в руках он держал бумажную тарелочку с холодной говядиной, порезанной мелкими кусочками и широкую пиалу с молоком.

Угощение было поставлено перед Драко, который гордо смотрел в окно. Он не мог позволить себе начать завтракать, пока хозяин не приступил к трапезе.

Кушали тихо. Гарри расправлялся с яичницей, Драко воспитанно цеплял лапой говядину с тарелки, поглядывая на Поттера. В ожидании, пока хозяин отставит чашку с кофе, который можно будет долизать, он рассеянно полакал молока и начал умываться.

Звонок дверного колокольчика сорвал Драко со стула. Гости! Опять гости! Если это Криви, то Драко должен его прогнать: покусать, поцарапать, как-то испугать. Пусть убирается!

Это оказалась грязнокровка, нагруженная какими-то пакетами. Она расцеловалась с Поттером, на что Драко высокомерно чихнул. Эти нежности его всегда раздражали – можно подумать, Грейнджер приятеля сто лет не видела.

Он вернулся в гостиную и полез носом в чашку Поттера. Там еще оставалось довольно много кофе.

— … обязательно обработать, – донесся до Драко голос Грейнджер. – Я законспектировала все, что мне хозяин лавки сказал. Вот, держи. Я тебе помогу, если хочешь.

Драко поднял голову и подозрительно прислушался. Что еще затеяла эта активистка? Какие новые проблемы свалятся на его несчастную голову?

— Он не хочет есть кошачьи консервы, – огорченно сказал Поттер, идя следом за Гермионой в гостиную. – Кофе будешь? Он ест только из моей тарелки.

— Балованный, – решительно ответила Грейнджер. – Точно, потерялся. Уличный бы ел. Мой тебе совет – не давай ему ничего. Животное себя добровольно голодом не уморит. Инстинкт сработает. Дня два-три поголодает и будет твой Феликс есть все, что ему положено.

"Вот же дрянь! – разозлился Драко. – Тебя бы голодом три дня поморить – ты бы тоже все подряд ела! Ну подожди! Я еще порасскажу Скиттер о том, как ты издеваешься над домашними животными! К тебе еще защитники прав флоры и фауны походят! Ты еще у меня наплачешься!"

— С ума сошла, – испугался Поттер, хватая Драко со стола и прижимая к себе. – Пусть ест, что хочет, мне не жалко!

"Слава Мерлину, дошло, – Малфой облегченно вздохнул и в качестве поощрения потрогал Гарри за щеку лапой. – Если бы ты еще сообразил, что мне вместо молока надо утром кофе наливать, цены бы тебе не было, Поттер!"

— Ладно! – решительно сказала Грейнджер. – Твое дело, чем его кормить, но учти – от неподходящей еды у кошек случаются поносы. И запоры тоже. Кошачий корм полностью сбалансирован и содержит все необходимые витамины и минеральные вещества. И очень вкусный.

"Сама пробовала? – Драко покрепче вцепился в Гарри. – Или Уизела кормила?"

— Ну хорошо, – примирительно сказал Гарри. – Он его не любит. Я думаю, что от нормального мяса ничего страшного не случится. Пошли купать.

"Что? – Драко принялся отчаянно выдираться, но на этот раз Поттер держал его крепко. – Я не хочу купаться! Я чистый! Я с утра вылизывался!"

Он мяукал и царапался, но был донесен до ванной комнаты и поставлен в широкий таз.

— Петрификусом его надо, – Грейнджер критически оглядела кровавые полосы на руках Гарри. – Проще будет.

"Живодерка! – взвыл Драко. – Вивисекторша! Убью!"

— Не надо, – пропыхтел Поттер, придерживая Малфоя за холку и хвост. – Так справимся. Поливай.

Процесс намыливания, споласкивания, повторного намыливания и еще более тщательного споласкивания Драко воспринял с мужеством стоика.

"Если я облысею, – мрачно думал он, отфыркиваясь от мыльной пены. – Я предъявлю им иск. Нет! Два иска – за насилие над личностью и за покушение на жизнь и здоровье чистокровного мага! Они у меня до посинения будут по судам таскаться."

Мокрого и дрожащего Драко завернули в большое пушистое полотенце и понесли в комнату. Он так устал и перенервничал, что даже не сопротивлялся, пока его вытирали. Почему-то сушить Драко заклинанием Поттер не рискнул.

Малфой покорно снес обработку ушей, морды, закапывание в глаза каких-то капель – "чтобы не гноились!" У него уже не было сил сопротивляться. Замотанный в сухое полотенце, прижатый к груди Поттера, он задремал, утомленный переживаниями и неприятными ощущениями. Планы страшной мести за шампунь от блох и неустойчивый таз, полный воды, могли и подождать.

К исходу четвертого дня у Поттера Драко порядком утомился от кошачьей жизни. Он ни разу не оставался так долго в анимагической форме и теперь изнывал от желания принять нормальную ванную, по-человечески сесть за стол и уснуть вечером не на слежавшейся подушке, а в своей постели под пуховым одеялом. Он заскучал по имению, по вольной жизни, по возможности посидеть у камина с бокалом хорошего вина.

Запертый в чужом доме, Драко ходил от стенки к стенке, горько мяукал и категорически отказался учить Поттера тонкостям анимагической жизни. В результате они таскались вдвоем – впереди угрюмый Драко, следом черный британец, пытающийся копировать элегантную походку и движения своего пленника. В целом, Поттер научился худо-бедно перемещаться, прыгать на невысокие предметы мебели и аккуратно слезать оттуда, а не сваливаться мешком.

Но он так раздражал своей негибкостью, неумением сохранять равновесие там, где Драко вообще не требовалось усилий, круглой любопытной мордой и дурацкой привычкой соваться чуть ли не под лапы, что в конце концов Малфой бросился в драку. Не то чтобы он был сильнее Поттера, но гибче и ловчее, и успел как следует подрать хозяину ухо, прежде чем тот вернулся в человеческий облик.

— Что ж ты вредный-то такой, – обиженно сказал Гарри, сидя на полу и вытирая салфеткой кровь с разорванной мочки.

Драко раздраженно мявкнул. Он считал себя веселым и сговорчивым, но перспектива болтаться в кошачьем виде по дому Поттера неизвестно сколько, терпеть умничанья грязнокровки, визиты Уизела, ночевки Криви… Увольте. А если Поттеру и правда придет в голову дурная идея стерилизовать кота? Что Драко потом делать, когда все выяснится? Убивать или самому убиться?

К ужину явился Криви с бутылкой какого-то вина. Драко залез на стол, внимательно рассмотрел этикетку и презрительно чихнул. Дешевая подделка из дешевой лавки. Драко не позволил бы таким угощать даже садовых гномов. С минуту он раздумывал о том, не смахнуть ли бутылку на пол, но затем решил сделать кое-что поинтереснее.

Подкрепившись с тарелки Поттера тушеной в горшочке свининой и отдав должное сметанной подливке, Малфой подлез под стол, слегка поиграл бахромой скатерти у ног Криви, плотно зацепил когтями край и изо всех сил потянул на себя.

Вопль гостя вознаградил Драко за весь столь скверно прошедший день. На коленях у Криви оказалась и свинина в сметане, и вино.

Удрав под спасительный диван, Малфой наслаждался проклятиями в свой адрес. Криви орал как зарезанный, Поттер его утешал, но Драко хорошо расслышал смешок в его голосе. Это внушало некоторые надежды.

Дождавшись, пока Гарри утащил любовника в душ отмываться от жира, Малфой выбрался из-под дивана, подобрался к одежде Криви, брошенной на пол, и как следует порвал когтями шелковую рубашку. Конечно, все это можно было привести в порядок магией, банальным Репаро, но осознание гадости, которую Драко сделал мальчишке, грело кошачью душу.

Намочив заодно чужие ботинки, выдернув из них шнурки и растащив их по комнате, Драко ушел на чердак. Из узкого окошка был хорошо виден парадный вход и Малфой лег на подоконник, приготовившись наблюдать. Через полчаса из дверей вылетел взбешенный Криви.

На радостях Драко побегал по чердаку, прыгая на стены, отталкиваясь от них лапами, обрушив какую-то стойку, которая подняла вверх клубы пыли. Расчихавшись, Малфой слегка успокоился и сел умываться. Занятый приведением морды и ушей в порядок, он пропустил появление на чердаке хозяина и опомнился только тогда, когда за шкирку был поднят в воздух.

— Может, тебя за пакостный характер на улицу выставили, а? – задумчиво спросил Поттер, разглядывая отчаянно выгибающегося Драко.

Прижав кота к себе, он спустился вниз, почесывая Малфоя за ухом. Поняв, что за дверь все равно не выкинут, но и наказывать не будут, Драко мурчал, цеплял когтями свитер Поттера и всеми силами показывал, какой хороший и послушный кот достался победителю Волдеморта.

Конечно же, если бы Поттер снял с него ошейник, Драко сбежал бы немедленно. Но хозяин категорически не хотел расставаться со своей хвостатой собственностью. Поэтому Малфой собирался демонстрировать свою приязнь, чтобы избежать тыканья носом и отлучения от человеческой кухни. Да и Поттер не выглядел особенно огорченным – похоже, никаких сильных чувств к Криви он не испытывал.

Оставив хозяина у камина, Драко решил проверить ту часть дома, где ему еще не довелось побывать. Ориентируясь на запахи, он нашел, наконец, заветную дверь в кухню. Он была приоткрыта, и Малфой сунул туда свой нос.

— Брысь! – хозяйничающий у раковины Кричер немедленно оказался рядом и с силой захлопнул дверь, чуть не прищемив Драко голову.

Наглость эльфа в грязной наволочке и с дурацким медальоном на шее Малфоя потрясла. Этот старик, очевидно, считал себя высшим существом по отношению к котам? Эта тонконогая гадость, бормочущая что-то под нос, позволяла себе выгонять Драко из кухни?

Впрочем, связываться с Кричером было рискованно. Драко хорошо помнил выходку Добби, к тому же, противостоять эльфийской магии в кошачьем виде было неразумно. Поэтому он разочарованно вернулся в гостиную, где остался Поттер.

Сейчас, когда за окном сгущался вечер, Драко не отказался бы от вазочки со взбитыми сливками, от ванильного крема, от креманки с шоколадным мороженым. Отсутствие сладостей его угнетало – он с детства привык заканчивать ими день. Но Поттер грыз шоколад с орехами, запивал его чаем из огромной фарфоровой кружки с отбитым краем и не проявлял никакого интереса к изысканным лакомствам.

Драко покружил по комнате, поточил когти о деревянный косяк и, подобравшись к хозяину, подергал его за штаны, предлагая поиграть.

Звон дверного колокольчика оторвал Гарри и Малфоя от игры в прятки-догонялки, и запыхавшийся Поттер пошел открывать дверь. Задрав хвост, Драко побежал следом. Если это вернулся Криви, то Малфой покажет ему, кто в доме хозяин!

На пороге стоял Люциус Малфой.

От изумления Драко сел на хвост – он всегда так делал в случае крайней растерянности – и прижал уши. Отец скользнул взглядом по Поттеру, по его тренировочным штанам с пузырями на коленях, по сползшей с одного плеча майке, затем перевел взгляд на Драко.

— Я могу войти, мистер Поттер? – вежливо осведомился бывший темный маг.

— Да, конечно, – пробормотал Гарри и отступил с дороги.

Постукивая тростью, Люциус прошел в гостиную и огляделся. Не дожидаясь разрешения Поттера, он сел в кресло, закинул ногу на ногу и тяжело вздохнул.

— Можете не переодеваться, я ненадолго, – устало кивнул он Гарри.

— Вина? – предложил победитель Волдеморта бывшему его помощнику, пытаясь выглядеть радушным хозяином.

— А есть что-то приличное? – прищурился Люциус. – Впрочем, давайте. Кажется, оно мне не помешает сегодня.

Усевшись в кресло напротив, Поттер взял на руки Драко, который ходил за ним, как привязанный, и прижал к себе. Его мучили плохие предчувствия.

— Гарри, – начал Люциус, пригубив вина и одобрительно посмотрев на запыленную бутылку. – Надеюсь, я могу вас так называть? Я пришел, чтобы забрать у вас кое-что, что принадлежит мне.

Драко задушено мяукнул. Поттер прижал его к себе так сильно, что невозможно было пошевелиться.

— Его? – обреченно спросил Поттер. – Он от вас удрал в гостинице, да?

— От меня, – Люциус неожиданно развеселился, чем привел Гарри в полное недоумение. – И как вам это милое домашнее животное?

— Хороший, – горько прошептал Поттер. – Очень хороший. Самый лучший.

Он с надеждой поглядел на Люциуса.

— Отдайте мне его, а? Или продайте. У вас ведь наверняка еще есть. А у меня никого нет.

— Может и правда, отдать, – задумчиво сказал Люциус, и Драко изо всех сил забился, пытаясь освободиться из рук Поттера. – На месяц на перевоспитание. Гарри, снимите с него ошейник, пожалуйста. Он очень не любит такие… украшения.

— Да, я заметил, – печально сказал Поттер, расстегивая магический замок и спуская Драко на пол. – Он все время его снять пытался.

— Я думаю, – улыбнулся Люциус. – Это очень свободолюбивый… зверь.

Залезать к отцу на колени Драко не посмел, ограничился мурлыканьем и подталкиванием в ладонь. Он все ждал, когда отец возьмет его на руки и унесет из дома Поттера, но Люциус не торопился. Почесав сыну за ухом, он опять улыбнулся, но в этот раз уже насмешливо.

— Чего ждем? Особого приглашения?

— Это вы мне? – растерялся Поттер.

— Не вам, – отмахнулся Люциус. – Ему.

Драко хорошо видел, что отец взбешен. Обмануть улыбками и вежливым голосом он мог только наивного Поттера. Значит, перекидываться придется здесь, на глазах у гриффиндорца. Ладно, по-крайней мере, у Драко теперь есть, чем заставить Поттера держать язык за зубами. Все эти его развлечения с Криви…

Малфой запрыгнул на диван и сосредоточился.

— Мама, – сказал Поттер, и Драко показалось, что у него даже очки запотели от ужаса. – Малфой.

— Поттер, – с достоинством ответил анимаг, поправляя прическу – Я в жизни не видел более неуклюжих котов, чем ты. Лучшее, что из тебя могло бы получиться – это подставка для зонтиков. И то я бы не рискнул доверить тебе свой – он слишком дорого стоит.

— Так, – Люциус прихлопнул по подлокотникам кресла и поднялся. – Драко, идем. Гарри, благодарю вас за заботу о моем… сыне. Думаю, это надолго отобьет у него охоту лазать в чужие окна.

Угрозу в отцовском голосе Малфой-младший расслышал четко. Любимый папа, очевидно, собирался запереть Драко в имении. Или срочно женить – что было бы еще большим наказанием, ибо потребности в семейной жизни двадцатилетний маг не испытывал.

Не раздумывая ни минуты, он метнулся к открытому окну, на лету перекидываясь в кота.

— Стоять! – рявкнул Люциус, но Драко уже был на нижней ветке липы, росшей под окном.

Он просидел в найденном дупле до глубокой ночи, дожидаясь, пока отец уйдет. Визит Люциуса к Поттеру затянулся, и Драко предполагал, что папа вытянул из гриффиндорца все подробности пребывания сына в качестве домашнего животного.

Наконец, дверь хлопнула, и Люциус аппарировал прямо с крыльца. Драко посидел в дупле еще некоторое время – для верности – затем спустился по корявому стволу, зацепился когтями за подоконник и подтянулся, царапая задними лапами по каменной кладке.

Поттер сидел в кресле, спиной к окну, сгорбившись и глядя на огонь в камине. Драко бесшумно спрыгнул в комнату, пролез под кресло, вытянул лапу и осторожно потрогал Поттера за голую пятку.

Все-таки реакция у гриффиндорца была, что надо. Ловкая рука змеей скользнула под кресло, ухватила Драко за лапу и вытащила наверх.

— Малфой!

"Ну что – Малфой? – хотел сказать Драко. – Должен же я научить тебя нормально вылизываться".

Но не успел.

Его тискали, целовали, щекотали живот, валяли по полу. Драко отбивался всеми четырьмя лапами, кусал Поттера за пальцы, делал вид, что страшно сердит, и, наконец, спасся бегством под знакомый диван. Через минуту туда же залез Поттер.

Драко немедленно покинул убежище и вернулся на ковер.

Все-таки он не зря гордился своей хитростью. Как только гриффиндорец неуклюже выполз из-под дивана, Драко быстро застегнул на толстой шее Поттера магический ошейник.

— Вот так, Поттер, – назидательно сказал он, выходя из дома. – Сейчас мы аппарируем в Малфой-мэнор, и утром я накормлю тебя кошачьими консервами. Потом тебя осмотрит ветеринар, затем ты будешь вымыт в тазике с противоблошиным шампунем. У тебя будет четыре дня, чтобы обдумать свое поведение. Но спать – так уж и быть – я разрешаю в моей постели. В конце концов, лучшее место в любом доме – хозяйское.

К оглавлению раздела

  • Авторские права

    Все материалы, опубликованные на данном сайте являются частной интеллектуальной собственностью Геннадия Неймана.

    Нарушение Авторских Прав влечет административную и/или уголовную ответственность.

  • Соглашение

    Любое использование, тиражирование в электронном или бумажном виде без письменного разрешения Геннадия, а так же любое модифицирование – являются нарушением Авторских Прав. При получении разрешения и републикации материалов – ссылка на настоящий портал – обязательна!

  • Дополнительно

    • Глоссарий
      Полный, отсортированный по алфавиту, перечень всех размещенных произведений.
    • Галерея
      Коллажи и рисунки к произведениям Геннадия.
Copyright © 2007-2017. Геннадий Нейман. Все права защищены. Политика cookie.
 Наверх
Top