Да, подтверждаю, Господи – любил!
И, черт возьми, ни капли не жалею!
Вы здесь: Фанфики / Личный досмотр

Личный досмотр

Предупреждение

18+Данный материал может содержать сцены насилия, изложения материалов противоречащих вашему вероисповеданию, сексуальные сцены, описание однополых связей и/или других недетских отношений (18+).

Продолжая чтение настоящего текста, я автоматически соглашаюсь с тем, что предупрежден(а), достиг(ла) возраста совершеннолетия и полностью осознаю свои действия!

Технические данные

Автор (псевдоним): барон де Куртнэ
Рейтинг – 18+
Пейринг – ГП/ДМ/РУ
Жанр – Dark
Дисклеймер: Все права на персонажей и сюжет «Гарри Поттера» принадлежат Дж.К.Роулинг. Автор фика материальной прибыли не извлекает.
Предупреждение: AU (7 книга - мимо), постХогвартс.

— Курьер прибывает в Британию завтра, – Дин Томас бросил на стол Рону пергамент. – Сообщение от нашего информатора в Трансильвании.
Рональд Уизли, начальник сектора по борьбе с незаконным ввозом зелий и артефактов, поднял усталые глаза от кучи бумаг на столе.
— Что? Когда? Где? У меня нет времени читать твои каракули.
— Завтра с полудня и до четырех вечера. "Азиатская чума", шесть унций в инертных капсулах.
— Ничего себе, – Рон хмуро посмотрел в окно. – Половину Лондона можно с ума свести таким количеством. Министерским порталом?
— Нет, – Дин покачал головой и сел на край своего стола. – Корнуоллский узел. Плимут.
— И кто такой смелый, что рискует тащить запрещенный афродизиак в страну? – Уизли потер пальцами гудящие виски. – Кому свобода надоела?
Дин нервно хихикнул.
— Рон, ты только не дергайся, хорошо? Это наш старый недобрый знакомый.
— Только не говори мне, что это…
— Именно он, – Томас кивнул, подтверждая свои слова.
— Тролль задери этого бандита! – Рон Уизли запустил пальцы в рыжую шевелюру и отчаянно дернул себя за волосы. – Ну что за семья такая, никогда им мирно не живется!

Ходячая неприятность, носившая имя Драко Малфоя, появилась в международном каминном узле Плимута ровно в двенадцать пополудни. Рон, вместе с Томасом наблюдавший за прибывающими в страну волшебниками, скривился как от зубной боли. Проклятый хорек, одетый по последней магической моде, выглядел ослепительно. Потратив половину сегодняшнего утра на изучение всех материалов, связанных с семейством Малфоев, Рон выяснил, что последние три месяца Драко провел в разъездах по Европе. Судя по его внешнему виду – отнюдь не в трудах праведных. Дорогой светло-серый костюм, ровный загар, добела выгоревшие волосы, небрежно стянутые в хвост, дипломат в руке – Малфой просто излучал богатство и презрение к окружающему миру.

Рон сплюнул, спрыгнул с парапета, на котором сидел, и направился к стойке досмотра, где таможенник Министерства занимался проверкой багажа. Драко заметил его сразу, и выгоревшая бровь знакомо взлетела вверх в насмешливой гримаске.
— Почетный эскорт, Уизли? Торжественная встреча? Я не вижу первокурсниц Хогвартс с букетами.
— Личный досмотр, Малфой, – процедил Рон сквозь зубы. – Изволь следовать за нами.
На мгновение в глазах Драко мелькнула настороженность, тут же сменившаяся ехидным прищуром.
— Ты теперь сам досматриваешь прибывших? Тебя что, Уизли, разжаловали? Из начальников в простые авроры? Я всегда знал, что Уизли неспособны сделать карьеру даже в нашем тупом аврорате.
Рон молча поправил мантию так, чтобы знак отличия стал хорошо виден. Малфой отреагировал незамедлительно:

— Нет? Тогда я должен быть польщен? Начальник спецслужбы будет меня лично… ощупывать? Я уже возбужден. А ты руки сегодня мыл, Уизли? Мой пиджак стоит больше, чем ты зарабатываешь за полгода.
— Заткнись, Малфой, – на этот раз Дин потерял терпение раньше, чем Рональд.
Драко смерил Томаса откровенно презрительным взглядом:
— Еще один маленький гриффиндорец. Просто удивительно, что из выпускников вашего факультета получаются исключительно аврорские ищейки. Видимо, это от постоянного желания совать нос в чужие дела.

"Столько лет прошло, – зло подумал Рон. – Ну хоть бы на йоту эта тварь изменилась. Как был гадиной, так и остался, чертов педик. Ума не приложу – как Гарри живет с этой бесцветной ехидной".

Бывшего друга Рональд не видел лет пять – с того момента, как Поттер безапелляционно сообщил семье Уизли, что уходит от Джинни. Оскорбительным было не то, что Гарри променял жену и детей на кого-то другого. И даже не то, что этим другим оказался мужчина. Настоящим шоком для всех стало известие, что любовник Поттера не кто иной, как Малфой-младший. Впрочем, слизеринский хорек тоже бросил семью и огреб родовое проклятие, но он-то как раз заслуживал всего, что получил. Люциус и Нарцисса полумер не признавали – впервые за последние пятьсот лет родовое древо Малфоев "украсилось" выжженым магией пятном. Джинни развода мужу не дала – даже сейчас она все еще надеялась, что блудный супруг одумается. На будущий год старший сын Гарри должен был поступать в Хогвартс – как и сын Драко – и Рон с ужасом думал о том, во что на этот раз выльется противостояние очередного поколения Уизли-Поттеров и Малфоев.

В небольшой комнате, предназначенной для проведения личных досмотров, Малфой швырнул дипломат на стол, сел в кресло, закинув ногу на ногу, и надменно вздернул подбородок:
— Два вопроса, Уизли. Я хочу вызвать своего адвоката – это раз. Два – на каком основании проводится… этот обыск?
— Адвокат при таможенном досмотре не предусмотрен инструкцией Министерства, – мстительно ответил Рональд. – Это раз. Два – проведение личного досмотра оставляется на усмотрение соответствующих служб, которые не обязаны разъяснять досматриваемому причины и обоснования своих действий.
— Но понятых-то ты обязан пригласить, Уизли, – Малфой презрительно скривил губы. – С тебя станется подсунуть мне какое-нибудь дерьмо исключительно на почве семейной солидарности.

На плечо Рона предупреждающе легла рука Томаса. Впрочем, Рональд давно уже научился держать себя в руках и не давать воли эмоциям. Хотя он с радостью расписал бы смазливую мордашку Малфоя парой-тройкой хороших синяков. Спрашивается, на какие шиши хорек разъезжал по заграницам и одевался, как миллионер? Насколько Уизли знал, Малфои выгнали сына из дома без единого галлеона в кармане. А Гарри "откупился" от Джинни собственным счетом в Гринготтс и за пять лет не снял оттуда ни кната. Тем не менее, скандальная парочка превратила дом на Гриммаунд Плэйс в роскошный особняк, разъезжала по шикарным курортам, устраивала у себя приемы для "особо избранных" – при этом ни один из них и дня не работал. Рон иногда горько жалел, что в магическом сообществе не предусмотрены налоговые декларации, он не отказался бы узнать, из каких источников финансируется эта "сладкая жизнь".

По старой привычке Уизли обвинял во всем Малфоя, скверно влиявшего на его бывшего друга. Сибарит Гарри Поттер – это был нонсенс, оксюморон. Гарри, проводивший полдня в массажных и косметических кабинетах? Гарри, дававший откровенно эпатажные интервью Рите Скиттер? Гарри, завсегдатай элитных тусовок, ведущий богемный образ жизни? Гарри, решительно порвавший все связи с бывшими друзьями и соратниками по борьбе с Волдемортом, забывший о семье?
Этого не могло быть, потому что не могло быть никогда. Но Рон своими глазами видел Гарри и Малфоя в маггловской части Лондона заходящими в приватный частный клуб – отлично одетых, ухоженных, окруженных молоденькими прихлебателями. Так что приходилось признать жестокую реальность – отдав обществу долги и оправдав его надежды, Гарри Поттер решил дальше жить так, как ему нравится. Ну а Драко Малфой на мнение окружающих плевал всегда.

Но сейчас у Рональда Уизли появилась прекрасная возможность сбить спесь с нахального аристократа. Он постарался усмехнуться с наиболее вызывающим видом:
— Ты требуешь понятых для личного досмотра? Малфой, а ты вообще в курсе, как тебя будут досматривать?
Малфой был в курсе – кровь отхлынула от лица, зрачки резко расширились.
— Не посмеешь, Уизли, – прошипел он. – Я ведь тебя по судам затаскаю.
— Еще как посмею, – с наслаждением сказал Рон. – И ты мне ничего не сделаешь, Малфой. Гарантирую, что ты никому никогда и словом не обмолвишься, хорек. Впрочем, я даю тебе право выбора – ты добровольно пьешь веритасерум и отвечаешь на мои вопросы. Тогда обойдемся без личного досмотра.
— Для допроса с веритасерумом требуется санкция Министерства, – Малфой уже взял себя в руки и безразлично смотрел в стену. – У тебя есть ордер, Уизли? Нет? Тогда иди к дьяволу.
— Прекрасно, – Рон подошел к столу. – Нет так нет. Дин, напиши в протоколе, что от добровольного допроса с веритасерумом подозреваемый отказался. Открывай дипломат, Малфой.

Ничего примечательного в дипломате не оказалось. Пачка пергаментов с договорами ("Очень интересно, оказывается, у Гарри и Малфоя есть бизнес в Европе, поставки элитных вин и коньяков. А почему Министерство не в курсе?"), несколько фиалов с зельями ("Так, сонное зелье, болеутоляющее, перечное, хм… . Любрикант"), вскрытая упаковка презервативов ("На сторону гуляем от любовника, Малфой? Или это один из способов расплаты с поставщиками? Ну-ну"), парные амулеты ("Чеки есть, все законнно, никакой темной магии, обычные любовные безделушки, правда, безумно дорогие"). Никакого двойного дна в дипломате, никаких скрытых полостей и тайников. Дипломат как дипломат. ("Опять интересно, он три месяца провел в Европе – без вещей, с одним маленьким чемоданчиком?")
— Это весь твой багаж, Малфой? – Рон закрыл дипломат и отставил его в сторону. – Судя по визе, ты был за границей три месяца, что – в одном костюме?
— У нас вилла в Неаполе, – сквозь зубы процедил Драко. – Не вижу смысла таскать с собой шмотье, если все необходимое есть на месте. Нищеброды с десятком чемоданов путешествуют, мне багаж без надобности.
— Красиво живете, – прищелкнул языком Томас. – Вилла, путешествия. Элита магического общества… Голубая.
— Да хоть серо-буро-малиновая в клеточку, – Малфой вытащил из кармана пачку сигарет и закурил, не спрашивая разрешения. – Ваше какое дело, сыскари? Или претензии аврората теперь распространяются на личную жизнь магов?
— Пиджак снимай, – лаконично сказал Рон. – И палочку давай сюда.

Зажав белыми острыми зубами сигаретный фильтр, Драко встал, стянул с себя пиджак и швырнул его на стол, рядом с дипломатом. Вытащил из петли на ремне палочку, осторожно положил рядом.
— Что в карманах, Малфой?
— Бумажник, – Драко пожал плечами и снова сел. – Сигареты, зажигалка. Маггловский паспорт.
Рон тщательно прощупал подкладку, воротник, обшлага, на всякий случай провел палочкой вдоль ткани, хотя инертные капсулы обнаружению магией не поддавались. Никаких посторонних предметов, укрытых от бдительных сотрудников аврората, не наблюдалось. Малфой следил за действиями Рона с насмешливой гримасой. Уизли нахмурился – у него начало складываться ощущение, что их с Томасом ловко водят за нос. Что-то было не так, не правильно. Но отступать было поздно. Он переглянулся с Дином. Судя по выражению лица друга, тот тоже подозревал какой-то подвох.
— Рубашку, брюки, обувь.

Малфой еле заметно напрягся. Медленно расстегнул пуговицы, спустил с плеч шелковую ткань. Нерешительно дернул ремень из дорогой мягкой кожи:
— Уизли, ты зря теряешь время. Я не знаю, что ты ищешь, но я не везу никакой контрабанды.
— Веритасерум? – с готовностью предложил Дин.
Драко отрицательно покачал головой.
— Тогда раздевайся, – Рон старался не смотреть на стройную худощавую фигуру, покрытую золотистым загаром.

"Чертов Малфой! Если никакой контрабанды – что ж ты так упираешься с зельем правды? Выходит, есть, что скрывать? И дал же Мерлин хорьку такую фигуру. Почти тридцать лет, а ни грамма лишнего, подтянутый, стройный, живот как доска. Невилла вон, разнесло, поперек себя шире. Меня Гермиона пилит, что совсем за собой не слежу. Но куда там следить – в лучшем случае, тренажерный зал в управлении раз или два в месяц, работы выше головы. А этот… . Впрочем, тут как раз все понятно – массажисты, косметологи, курорты. Но почему я уверен, что и безо всех этих развлечений для богатых Малфой выглядел бы не хуже? Порода, язви его в душу, арабский жеребец и под ярмом остается элитным скакуном".

С одной стороны, Рону очень хотелось избежать финальной стадии досмотра. Белому кролику было понятно, что спрятать капсулы с контрабандой Малфою было негде. Разве что проглотить, на такой риск могли пойти рядовые курьеры, но Драко был птицей не того полета. Впрочем, за годы работы в своем секторе Рон находил припрятанное в таких местах, о которых обыватели говорили шепотом и краснея.

С другой стороны, унизить Малфоя Уизли мечтал уже лет двадцать. Но непробиваемый мерзавец был настолько недосягаемым, что Рон давно оставил все надежды сквитаться с высокомерным аристократом за годы школьных издевательств и подколок. А вот теперь ему выдался шанс – очень и очень реальный.

Рональд посмотрел на Драко, на котором из одежды остались одни только плавки, и ощутил, как в форменных брюках заметно приподнялось мужское достоинство. На законных основаниях полапать старинного врага, растоптать его гордость, макнуть в дерьмо с головой… . Решение Рон принимал, уже руководствуясь не столько законом, сколько сладким чувством мести.

— Веритасерум? – без особой надежды в третий раз повторил Дин и, не дождавшись ответа, вопросительно посмотрел на начальника.
— Томас, выйди за дверь, – Рон не отводил глаз от лица Драко, который снова побледнел.

Дин хмыкнул, встал и, не оглядываясь, покинул комнату. Уизли наложил на дверь запирающее и заглушающее заклятия и повернулся к Малфою, который нервно кусал губы.
— Руки назад, Малфой, и спиной ко мне.

Драко молча выполнил приказ и скрестил запястья над крепкими округлыми ягодицами. Голубое мерцание у основания кистей слегка подсветило судорожно сжатые кулаки – теперь руки Малфоя были накрепко скованы. Рон достал из кармана мантии тонкую латексную перчатку, натянул ее на правую руку, пошевелил пальцами. Подумав, усмехнулся и капнул на резину смазку из фиала Драко.
— Десять приседаний, Малфой.

Узкая напряженная спина, и капли пота, торопливо сбежавшие вдоль позвоночника.

"Боишься, Малфой, – злорадно подумал Рон. – Ох, как же тебе сейчас хреново, чистокровный. Сам виноват, нечего было упираться с веритасерумом. А если ты и правда спрятал афродизиак в заднице, то когда я его найду, позора ты не оберешься".

Он вздернул Драко за скованные руки, толкнул животом вниз на стол, спустил вниз плавки, развел левой рукой ягодицы и протолкнул два затянутых в латекс пальца внутрь.
— Ооохх, – инстинктивная попытка Малфоя вырваться провалилась, толком не начавшись.
— Нравится? – Рон склонился над врагом, чувствуя, что давление в брюках становится непереносимым. – А если поглубже?
Он слегка провернул пальцы и надавил сильнее, ощущая крупную дрожь, пробежавшую по телу Драко:
— Что ж ты так дергаешься, голубок… . Ты же к такому должен быть привычен.
— Сволочь, – простонал Драко, и голова его бессильно мотнулась на полированной столешнице. – Пусти, Уизли, нет же ничего.
— Мечтай, шлюшка, – прошипел Рон, расстегивая брюки.

Он засадил Малфою с размаху, по самый корень, так, что в глазах потемнело от острого наслаждения. Хриплый крик жертвы ощутимо добавил удовольствия происходящему. "За меня! за Джинни! За меня! за Джинни!" – мысли летели по кругу, и следом мчался чертовым колесом весь окружающий мир.

А потом перед зажмуренными глазами полыхнул фейерверк, силы разом закончились, и Рон уткнулся носом в мокрое от пота плечо Малфоя. Драко дышал тяжело, как загнанная лошадь. Рон стянул с ладони перчатку, отвел с затылка белокурые волосы, прилипшие к влажной коже, и прижался губами к основанию шеи, сжимая тонкую складку зубами, оставляя свою метку на недолгую память.

Одевался Малфой, не глядя на Уизли, шипя что-то злобно-невнятное, избегая встречаться с ним глазами. Рон, сидя у стола, лениво дописывал протокол. Он не сомневался, что Драко похоронит историю "досмотра" в таких тайниках памяти, куда ни один легилимент не доберется.

У самых дверей комнаты Малфой обернулся, неожиданно прямо взглянув в лицо Рональда:
— Но какой же ты идиот, Уизли! – и рассмеялся дерзко, оскорбительно, презрительно вздернув верхнюю губу. – Абсолютно предсказуемый идиот.

Вошедший в комнату Дин Томас озадаченно посмотрел вслед Драко и перевел глаза на Рона, тупо рассматривающего заполненные листы протокола.

Драко Малфой вышел в маггловскую часть Плимута и остановился на Кинг Стрит у припаркованной серебристой Хонды. Открыл переднюю дверцу, кинул на заднее сидение дипломат. Затем уселся рядом с водителем. Плавно выжимая сцепление, Гарри слегка повернул голову к любовнику, щелкающему зажигалкой.
— Ну? – Драко откинулся затылком на подголовник и блаженно вздохнул. – Как оно?
— Все в порядке, курьер без проблем прошел таможню через четверть часа после тебя.
— Кто бы сомневался, – Малфой насмешливо фыркнул. – Увидев меня, Уизли совсем потерял голову и не успокоился, пока самолично не проверил, что я прячу в заднице. Всеми доступными ему способами. Само собой, до остального ему дела уже не было.
Гарри еле заметно улыбнулся:
— Старая любовь не ржавеет, а, Драко?
— Как и старая ненависть, – в тон ему ответил Малфой. – Зато теперь мы в курсе, кто из наших агентов в Трансильвании ссучился. О том, что "азиатскую чуму" повезу я, знал только Стефан.

Он потянулся всем телом и засмеялся:
— Ты бы видел лицо Уизли, когда он понял, что его провели. С тебя компенсация за мои мучения, Гарри.
Герой магического мира ухмыльнулся и положил руку на бедро любовника:
— Сегодня ночью, радость моя, сегодня же ночью.

К оглавлению раздела

  • Авторские права

    Все материалы, опубликованные на данном сайте являются частной интеллектуальной собственностью Геннадия Неймана.

    Нарушение Авторских Прав влечет административную и/или уголовную ответственность.

  • Соглашение

    Любое использование, тиражирование в электронном или бумажном виде без письменного разрешения Геннадия, а так же любое модифицирование – являются нарушением Авторских Прав. При получении разрешения и републикации материалов – ссылка на настоящий портал – обязательна!

  • Дополнительно

    • Глоссарий
      Полный, отсортированный по алфавиту, перечень всех размещенных произведений.
    • Галерея
      Коллажи и рисунки к произведениям Геннадия.
Copyright © 2007-2017. Геннадий Нейман. Все права защищены. Политика cookie.
 Наверх
Top