Да, подтверждаю, Господи – любил!
И, черт возьми, ни капли не жалею!
Вы здесь: Фанфики / Павлины

Павлины

Предупреждение

18+Данный материал может содержать сцены насилия, изложения материалов противоречащих вашему вероисповеданию, сексуальные сцены, описание однополых связей и/или других недетских отношений (18+).

Продолжая чтение настоящего текста, я автоматически соглашаюсь с тем, что предупрежден(а), достиг(ла) возраста совершеннолетия и полностью осознаю свои действия!

Технические данные

Автор (псевдоним): барон де Куртнэ
Рейтинг – 18+
Пейринг – ЛМ/НМ/ДМ/ГП
Жанр – Флафф
Дисклеймер: Все права на персонажей и сюжет «Гарри Поттера» принадлежат Дж.К.Роулинг. Автор фика материальной прибыли не извлекает.

Первого павлина Люциусу подарил отец. Роскошного самца с почти полутораметровым хвостом. У павлина был отвратительный скрипучий голос и дурная привычка перелетать через ограду и портить розарий под окнами.

Обустраивая птичник, десятилетний Люци обучился сразу нескольким заклятиям – согревающему, заглушающему и заклятию щита. Зато розы оказались в безопасности, а резкий пронзительный крик больше не будил юного хозяина Малфой-мэнора в пять утра.

К тому времени, как Люциус стал счастливым отцом, павлины Малфой-мэнора ценились далеко за пределами Уилтшира, а семейство из двух молодых самочек и пятилетнего самца было даже выкуплено и подарено Гарольдом Мичумом королеве Великобритании на Рождество.

В своем кругу Люциус обычно со смешками рассказывал байку о том, как кто-то из предков, путешествуя не то в Персии, не то в Египте, узнал заклятие вечного плодородия. А по возвращении произнес его над землями Малфой-мэнора. С тех пор пошло богатство семьи. Так что даже павлины несутся три раза в год, да по десять яиц в каждой кладке – домовики не успевают собирать.

Драко отлично знал, что все эти россказни – чистой воды вранье. Нет, павлины действительно неслись хорошо, но вот заклятия тут были ни при чем. Просто Люциус был фанатиком и отдавался делу со всей страстью, на какую оказался способен.

Во время войны ферма понесла катастрофический ущерб. Когда на Люциуса обрушилась немилость Темного Лорда, среди бывших друзей нашлись любители позавтракать павлиньими яйцами и отобедать павлиньей грудкой с ананасами. А уж обмести грязные сапоги пучком белоснежных перьев считалось отличной шуткой.

Драко подозревал, что именно поэтому Люциус не испытывал ни малейшего раскаяния, сдавая аврорату бывших соратников. Конечно, желание заработать минимальное наказание тоже играло свою роль, но павлины – это было святое, над которым безжалостно надругались.

Погром в птичнике довершили правоохранительные органы. Кто-то из особо недалеких сыщиков во время обыска предположил, что запрещенные артефакты и зелья спрятаны в загоне с павлинами. Люциус мог только беспомощно наблюдать, как хрустят под сапогами безжалостно вытряхнутые из гнезд яйца. Как последний самец, бросившийся на защиту кладки, падает со свернутой шеей к ногам особо ретивого аврора. Как крупп, натасканный на поиск зелий, цапает дюймовыми клыками за бок белую самочку, и та бьется в агонии, обливаясь кровью.

В тот страшный день Люциус смертельно напился. Пока домовики убирали в птичнике, а Драко с Нарциссой пытались оценить ущерб, нанесенный имению, он сбежал в винный подвал, забаррикадировался там и в одиночку уничтожил четыре бутылки коллекционного Гранже 1981 года, купленного в свое время в связи с безвременной кончиной Темного Лорда.

Эльфы перенесли уснувшего хозяина в спальню и аккуратно уложили в постель, не забыв поставить рядом фиал с антипохмельным зельем. Драко, мрачно наблюдавший за этим безобразием, повернулся к матери, бережно державшей в руках небольшую корзинку.

— Не понимаю. Что за проблема купить производителей и восстановить ферму? Наши ячейки в Гринготтс, слава Мерлину, не заблокированы, выезд из страны не запрещен.

— Не понимаешь, – Нарцисса вздохнула. – Просто у тебя пока не появилось нечто такое, что тебе безумно дорого, хотя окружающие считают это просто хобби или невинным чудачеством. Ты же знаешь, как отец гордился своими птицами. Как отбирал производителей с наиболее длинными и белоснежными перьями и самых плодовитых самочек. Он так надеялся, что сможет восстановить поголовье, вернуть былую славу ферме… Конечно, можно отправиться в Европу, заказать новых птиц или приобрести яйца, но это будет уже не то, не свое, понимаешь?

Драко кивнул и взял корзинку из рук матери.

— Я наложила согревающие чары и поручила домовикам раз в час переворачивать яйца. Будем надеяться, что тут есть и самцы, и самочки. Иначе это будет очень несправедливо!

Ни над чем на свете Люциус Малфой так не дрожал и не трясся, как над четырьмя некрупными яйцами, еле заметно отливавшими голубым перламутром. Мысль о том, что все птенцы могут оказаться самцами или самками, а то и вовсе не проклюнуться, он затолкал в самый дальний угол сознания и накрепко там закрыл. Невыносимо было думать о том, что идеальная уилтширская линия его драгоценных павлинов прервется, и придется покупать птиц со стороны. Он заранее признал этих чужих павлинов ущербными, недостаточно белыми и недостаточно длиннохвостыми, чтобы оказаться достойными его, Люциуса, внимания и галлеонов. И чем ближе был день "родов", тем более раздраженным и дерганым становился хозяин Малфой-мэнора.

Наверное, Драко все-таки родился под счастливой звездой. Или его покровительницей была сама дева Моргана. Во всяком случае, он не мог сказать, почему проснулся среди ночи и решил посмотреть, что там в птичнике. Птенцы должны были появиться только через пару дней, и Люциус позволил себе нанести визит старому знакомому, счастливо избежавшему внимания аврората. У Годфри Гринграсса имелись две очаровательные дочери, стоило посмотреть и оценить обеих – на будущее. Отправляясь на другой конец Британии со столь важным делом (а на самом-то деле, чтобы не сойти с ума от нетерпения в последние дни), Люциус поручил присматривать за яйцами сыну. Вот Драко и потащился на свежий воздух, с ненавистью поглядывая на полную луну, повисшую над имением.

В гнезде, заботливо окруженном всевозможными чарами, копошились и слабо попискивали четыре белых комочка.

— О, Мерлин, наконец-то, – пробормотал Драко и уже приготовился бежать в совятню, но что-то его остановило. – Пиппи, кто из них кто?

— Все самочки, мистер Драко, сэр, – пропищал домовик, тщательно рубивший в миске вареные яйца. – Сейчас я накормлю.

Это была катастрофа – ни одного самца! Драко представил реакцию отца, застонал и бросился прочь из птичника. Час спустя он аппарировал в Лондон.

Из всех его знакомых только у одного была возможность перемещаться в любое время в любую точку Британии и Европы. Драко заставил себя не думать о том, как отреагирует Поттер на визит в два часа ночи. Хорошо еще, что герой жил в своем доме на площади Гриммо. А не в Норе Уизли, куда Малфой ни за что бы не рискнул сунуться.

— Ты псих, зачем тебе прямо сейчас в Италию? – заспанный Поттер был бы очаровательным, если бы не злой и хриплый со сна голос. – У меня экзамены, Малфой, каждая минута отдыха на счету.

— Я тебе в Бари все объясню, Поттер.

— Нет уж, – Гарри потер руками лицо и посмотрел на Драко более осмысленным взглядом. – Я сейчас заварю чай, а ты мне все объяснишь. Или я никуда не пойду.

По мере того, как Драко рассказывал о павлинах и трагедии Люциуса Малфоя, лицо героя Британии становилось все более недоверчивым, и в конце концов Гарри нетерпеливым жестом прервал рассказ Драко.

— Ты хочешь сказать, что разбудил меня среди ночи ради какого-то цыпленка?

— Ради отца, Поттер, – Драко поднял голову. – Я ненавижу павлинов. Но единственная ферма по разведению именно белых, которую я нашел, находится в Бари. У меня нет времени официально запрашивать портал в Италию, а тебя – как героя – наградили универсальным портключом, я же помню.

Они вернулись в имение спустя четыре часа. Парк заливало утреннее солнце, в кронах могучих буков перекрикивались птицы, вьюнок, оплетающий стены замка, робко раскрывал желто-фиолетовые цветки.

Четыре белых птенца бегали по птичнику друг за другом, блестели черными бусинками глаз и нетерпеливо постукивали желтыми клювами по доскам пола в поисках еды. Драко достал из корзиночки белого двухдневного самца, час назад купленного за бешеные деньги у заспанного фермера.

— Поттер, отлови одну, а то потом не поймем, кто есть кто. Вроде он чуть больше, но я надеюсь, отец спишет это на то, что парень.

Птенец щекотал ладонь и небольно клевал Гарри в палец. Драко выпустил самца в стайку и облегченно вздохнул.

— Все! Можно посылать сову с известием о родах. Поттер… спасибо.

— Пожалуйста. А с этой что делать? – Гарри протянул птенца Малфою. – Ее куда?

— Уизлетте подари, – буркнул Драко. – Пусть нянчится.

— Ага, сейчас, – хмыкнул Гарри. – Будет павлина вместо снитча ловить.

— Ну теще будущей отдай. Себе возьми. Откуда я знаю? Не сворачивать же ей голову.

— С ума сошел? – Гарри бережно спрятал птенца за пазуху. – Я ее сам выращу. А ты будешь меня консультировать – в качестве платы за сегодняшнюю бессонную ночь.

— Чего это ради? – фыркнул Драко. – Я понятия не имею, как их выращивать. Ими отец занимается, а не я.

— Вот вместе и научимся, вдруг пригодится, – подмигнул Гарри и вышел из птичника, улыбаясь восходящему солнцу.

К оглавлению раздела

  • Авторские права

    Все материалы, опубликованные на данном сайте являются частной интеллектуальной собственностью Геннадия Неймана.

    Нарушение Авторских Прав влечет административную и/или уголовную ответственность.

  • Соглашение

    Любое использование, тиражирование в электронном или бумажном виде без письменного разрешения Геннадия, а так же любое модифицирование – являются нарушением Авторских Прав. При получении разрешения и републикации материалов – ссылка на настоящий портал – обязательна!

  • Дополнительно

    • Глоссарий
      Полный, отсортированный по алфавиту, перечень всех размещенных произведений.
    • Галерея
      Коллажи и рисунки к произведениям Геннадия.
Copyright © 2007-2017. Геннадий Нейман. Все права защищены. Политика cookie.
 Наверх
Top