Да, подтверждаю, Господи – любил!
И, черт возьми, ни капли не жалею!
Вы здесь: Фанфики / С волками жить

С волками жить

Предупреждение

18+Данный материал может содержать сцены насилия, изложения материалов противоречащих вашему вероисповеданию, сексуальные сцены, описание однополых связей и/или других недетских отношений (18+).

Продолжая чтение настоящего текста, я автоматически соглашаюсь с тем, что предупрежден(а), достиг(ла) возраста совершеннолетия и полностью осознаю свои действия!

Технические данные

Автор (псевдоним): барон де Куртнэ
Рейтинг – 18+
Пейринг – ЛМ/ФГ
Жанр – Романс
Дисклеймер: Все права на персонажей и сюжет «Гарри Поттера» принадлежат Дж.К.Роулинг. Автор фика материальной прибыли не извлекает. Предупреждение: Ксенофилия

Первый раз Люциус Малфой побывал в стае Грейбека в семь лет. Фенрир, только что проснувшийся и размышлявший, пожрать до трансформации или после, оглянулся на треск кустов за спиной и замер, мгновенно облившись холодным потом. Белая пушистая голова юного Малфоя мелькала среди молодых елочек.

Фенрир посмотрел на темнеющее небо и облился потом вторично – до восхода луны оставался от силы час, стая просыпалась, готовясь к ежемесячной охоте.

Никогда в жизни Грейбек не бегал так быстро, тем более, с грузом за спиной, который пинается, дергает за волосы и орет на весь лес, требуя немедленно поставить его на землю.

На следующее утро трясущийся от страха домовой эльф передал Фенриру приглашение на обед от хозяина имения.

Сюзерену не отказывают. Несмотря на усталость и желание залечь в тенистом местечке до вечера, Фенрир отмылся в реке от крови и ночных запахов, нашел в землянке одежду поприличнее, как мог, расчесал гриву, спускавшуюся ниже лопаток, и степенно отправился в замок.

Приняли его со всем возможным почетом – Абраксас лично встретил у парадного входа, Ортанз взяла под руку, повела в столовую. Только Люциуса нигде не было видно.

На обед оборотню подали едва прожаренный бифштекс. Фенрир оценил жест и в ответ воспользовался ножом и вилкой, пусть не столь ловко, как хозяева. Когда принесли десерт, Абраксас перешел к делу.

— Мы очень благодарны за заботу о наследнике. Страшно представить, что могло случиться, окажись Люци в поселении в Первую ночь Луны.

— Да и во вторую не обошлось бы, – рыкнул Фенрир. – Не стоит благодарности, сэр. Мои люди обязаны вам убежищем. Но меня удивляет, как у малыша получилось уйти так далеко в лес.

— Он не ушел, – слегка улыбнулась Ортанз Малфой. – Он улетел на метле, хотел добраться до деревни в пяти милях к северу. Люциус часто устраивает демонстративные побеги, если ему в чем-то отказывают. Но у него впервые получилось выбраться за пределы парка. Без сомнений, теперь эльфам придется внимательно за ним следить.

— Я не видел метлы, – растерялся Фенрир.

— Естественно, – Абраксас сунул в рот трубку, раскурил, выпустил клуб дыма и по-маггловски помахал перед лицом ладонью. – Паршивец свалился с нее в полумиле от твоего поселения. И дальше шел пешком. Удивительно, что эта авантюра обошлась ему всего лишь в пару царапин, синяк на заднице и дополнительное занятие по этикету.

— Смелый мальчик, – Грейбек ухмыльнулся. – Мне кажется, я испугался намного больше него. Могу я увидеть юного хозяина мэнора?

— Глупый мальчик, – возразил Абраксас, но было видно, что похвала смелости сына ему польстила. – Я велю эльфу его позвать.

Люциус Малфой пытался держаться надменно, но в присутствии родителей и с расцарапанной щекой это получалось плохо. Фенрир присел на корточки, провел корявой ладонью по легким светлым волосам, затянутым в тугой хвостик.

— На правах вожака стаи приглашаю вас, мистер Малфой, в гости. Но не раньше, чем вы отпразднуете совершеннолетие. Поселение оборотней не место для юных джентльменов.

Люциус подумал и кивнул.

Спустя одиннадцать лет он напомнил Грейбеку об обещании.

— С ума сошел? – отмахнулся Фенрир. – Сегодня первая ночь охоты. Порвут.

— А ты на что? – в надменности юный Малфой мог соперничать с фамильными портретами. – Ты вожак, они должны тебя слушать.

— Не во время охоты, – отрезал Фенрир. – Пойдет луна на убыль – милости просим.

— Ну хорошо, – Люциус покусал губы. – А таким возьмешь?

Через несколько мгновений рядом с Грейбеком стоял некрупный волк.

— Оп-па, – Фенрир опустился на колени, зарылся пальцами в густую гриву, заглянул в необычные для волка серые глаза. Вполне человеческие. – Отец знает?

Волк оскалился. Это могло быть чем угодно – отрицанием, подтверждением или просто усмешкой. Грейбек не стал разбираться. Он относился к анимагам как к младшим братьям, а нередко жестоко им завидовал – подавляющее большинство оборотней не могли контролировать своего зверя во время полнолуний. И само обращение контролировать тоже не могли.

Грейбек был редким исключением, его волк подчинялся ему независимо от лунного цикла, а разум продолжал оставаться человеческим. Именно эта уникальная способность помогла Фенриру стать вожаком и счастливо избегать облав. Но он все равно долгое время жил в страхе перед магами, пока Абраксас не дал приют стае оборотней в своих лесах. Принеся вассальную клятву, Грейбек вздохнул спокойнее. Он и его волки по-прежнему разбойничали по всей Британии, но теперь у них появилось безопасное место, где можно было отлежаться и зализать полученные раны. Так что Фенрир порвал бы любого, кто вздумал посягнуть на жизнь или покой семьи Малфоев.

Если говорить совсем начистоту, Абраксаса он уважал, перед Ортанз преклонялся, а к Люциусу долгое время относился как к непоседливому кутенку, за которым нужен глаз да глаз.

Года полтора назад, когда Люциус приехал на каникулы из Хогвартса, Фенрир приметил, что за щенком тенью ходит Долохов. Сначала Грейбек думал, что тот охраняет сына хозяина – в Малфой-мэноре к тому времени стало собираться множество самого разного, далеко не всегда приличного народа. Заблуждение развеялось в тот августовский вечер, когда Антонин зажал мальчишку в дальней беседке. Люциус сопротивлялся молча, яростно – пока Грейбек не сообразил, что оказался случайным свидетелем банального насилия. Он и на секунду не задумался о том, что вступает в схватку с членом Ближнего круга Темного Лорда, из которой может и не выйти живым.

С того вечера они с Долоховым друг друга на дух не переносили, и только слово Лорда могло заставить их находиться в одном помещении без того, чтобы не сцепиться в очередной склоке.

Люциус отцу не пожаловался, Грейбек тем более не считал нужным это делать, но теперь он смотрел на юного наследника несколько иными глазами. Возможность привести молодого анимага в стаю и дать ему возможность принять участие в Охоте открывала перед Фенриром кое-какие перспективы. Конечно, он понимал, что мечты скорее всего так и останутся мечтами. Но что, если?..

На полпути к поселению Грейбек перекинулся – накануне полнолуния он делал это без труда в любое время суток. Они бежали с Люциусом бок о бок, и Фенрир представлял себе, что вот так – рядом, плечом к плечу – они живут долгие-долгие годы. Вместе охотятся, вместе купаются в ручье, вместе отдыхают в тени орешника. Вместе… спят.

Фенрир на мгновение зажмурился, отдаваясь сладостным фантазиям, а когда открыл глаза – Люциуса рядом не было. Запах Грейбек учуял мгновением позже – заяц пробегал здесь всего лишь несколько минут назад. Досадуя, что Малфой учуял добычу первым, Фенрир бросился следом.

Он был крупнее, быстрее, опытнее, но позволил мальчишке победить в первой настоящей охоте. Схваченный поперек хребта заяц отчаянно заверещал и тут же смолк, упав в траву с переломанной спиной. Долго страдать ему Люциус не дал – вцепился зубами в горло, перегрызая вену и пачкаясь в брызнувшей крови.

Фенрир склонил голову набок, размышляя – хватит ли недопеску соображения отдать добычу вожаку или учить его манерам? Но Люциус, кажется, имел представление о вежестве: взял в зубы тушку, поднес Фенриру и положил перед ним на траву. Его морда вокруг пасти, шерсть на шее и на груди были в крови, и Грейбек не удержался, принялся вылизывать, смывать кровь горячим языком, истекая слюной, дрожа от вожделения.

Люциус стоял, широко расставив лапы, слегка – по-собачьи – повиливая хвостом и очевидно не возражая против подобных ухаживаний. Осмелевший Фенрир приблизился еще, положил голову на загривок, утверждая свое временное превосходство. А затем, опьянев от безнаказанности и отсутствия даже намека на сопротивление, попытался взгромоздиться на спину Люциусу, тыкаясь возбужденным членом тому под хвост.

В следующую секунду он оказался лежащим на земле, одной рукой Малфой держал оборотня за горло, кончик палочки упирался Грейбеку ровно между глаз. Фенрир замер. Стремительность, с которой все изменилось, его испугала. Он совсем забыл, насколько оборотни уступают магам в волшебной силе. А Люциус Малфой, сюзерен стаи, единственный наследник старой чистокровной семьи, был далеко не слабым магом.

— Запомни, – Малфой наклонился, почти касаясь губами оскаленной пасти. – Я всегда сверху.

Фенрир не сразу понял, о чем он. А когда понял – задохнулся сырым воздухом, лесными ароматами, запахом самого Люциуса. Он хотел сказать «да», но забыл, что способен только рычать или скулить.

Малфой понял. Засмеялся, отпуская горло оборотня, убрал палочку и поднялся на ноги.

— Ну, что ты ждешь? Давай прямо сейчас, а потом пойдем в твою стаю.

Мантия полетела на траву, затем рубашка, Грейбек, словно обездвиженный, не мог пошевелиться, не мог оторвать взгляда от обнажающегося тела. Люциус нахмурился, и Фенрир пополз по земле к его ногам, принялся вылизывать бледные узкие ступни, сильные икры с легкой золотистой порослью, по-юношески костлявые колени… На голову легла рука, пальцы пробежались по лбу, потрепали за одно ухо, почесали за другим. Схватили за складку на загривке, потянули. Фенрир ткнулся носом куда-то в основание члена, торчащего вверх и слегка вбок, захлебнулся и поплыл от резкого запаха чужого возбуждения. А язык, едва ли не обретший собственную волю, уже вылизывал все вокруг: яички, покрытые редкими рыжеватыми волосками, паховые складки, длинный, хотя и не особенно толстый член. Звериный облик не позволял Грейбеку сделать Малфою полноценный минет, но шершавость и гибкость языка компенсировали отсутствие возможности забрать в пасть все, что могло туда поместиться.

Люциус постанывал, но на ногах держался твердо, только его пальцы то сжимали шкуру на загривке Фенрира, то скользили расслабленно по шерсти. И когда кончил, попав спермой на морду оборотню, не закричал и не застонал – зашипел сквозь зубы, больно выкрутив Грейбеку ухо.

Фенрир заскулил и заерзал по земле – от возбуждения ныли яйца, а низ живота просто болел, как и вылезший из препуция напряженный член.

Люциус, уже пришедший в себя, усмехнулся и присел на корточки, опрокинул Грейбека на спину, прошелся ласковой сильной рукой по доверчиво подставленному брюху, почесал в паху.

Перевозбужденному Фенриру этого хватило – он дернулся раз, другой, хрипло зарычал, брызгая молочно-белой спермой себе на живот и на пальцы Малфоя.

Тот ничего не сказал – просто вытер руку о шкуру оборотня и поднялся, направляясь к своей одежде. Отдышавшийся Фенрир следил за ним, вытянувшись на боку и лениво постукивая хвостом о землю.

— Сейчас пойдем к тебе в деревню, – одевался Люциус гораздо медленнее, чем раздевался. – Я хочу поохотиться со стаей, Фенрир. Пора привыкать к человеческой крови, Темный лорд обещал этой весной принять меня в Ближний круг. Не хочу казаться щенком по сравнению со старой гвардией.

Фенрир согласно рыкнул. Ему нравилось подобное деловое отношение к проблеме приобретения необходимого опыта.

— И я не хочу в ближайшие три-четыре дня возвращаться в имение, – Малфой покосился на Грейбека. – Думаю, я поживу это время в твоей землянке. Как, не возражаешь?

Фенрир не возражал. Подобрался к Люциусу, сел, привалившись в его ногам всем телом и подняв морду вверх. Он не обольщался; шестое чувство, животная интуиция подсказывали, что он интересует Малфоя как источник нового опыта – во всех отношениях – и не более того. Сначала научиться анимагии, затем научиться убивать людей – а между делом освоить премудрости мужской любви. Фенрира устраивал такой расклад.

Оставалось только позаботиться о том, чтобы о связи с наследником не узнал Абраксас.

«Надо будет попросить Люциуса. Если его отец меня убьет, то пусть из моей шкуры сделает ковер и постелет возле кровати в своей спальне. Буду греть ему ноги холодными вечерами».

Фенрир коротко взлаял – посмеялся – и потрусил впереди Люциуса к поселению оборотней. До восхода Луны оставалось не так уж много времени.

К оглавлению раздела

  • Авторские права

    Все материалы, опубликованные на данном сайте являются частной интеллектуальной собственностью Геннадия Неймана.

    Нарушение Авторских Прав влечет административную и/или уголовную ответственность.

  • Соглашение

    Любое использование, тиражирование в электронном или бумажном виде без письменного разрешения Геннадия, а так же любое модифицирование – являются нарушением Авторских Прав. При получении разрешения и републикации материалов – ссылка на настоящий портал – обязательна!

  • Дополнительно

    • Глоссарий
      Полный, отсортированный по алфавиту, перечень всех размещенных произведений.
    • Галерея
      Коллажи и рисунки к произведениям Геннадия.
Copyright © 2007-2017. Геннадий Нейман. Все права защищены. Политика cookie.
 Наверх
Top