Да, подтверждаю, Господи – любил!
И, черт возьми, ни капли не жалею!
Вы здесь: Фанфики / Тычинки и пестики

Тычинки и пестики

Предупреждение

18+Данный материал может содержать сцены насилия, изложения материалов противоречащих вашему вероисповеданию, сексуальные сцены, описание однополых связей и/или других недетских отношений (18+).

Продолжая чтение настоящего текста, я автоматически соглашаюсь с тем, что предупрежден(а), достиг(ла) возраста совершеннолетия и полностью осознаю свои действия!

Технические данные

Автор (псевдоним): барон де Куртнэ
Рейтинг – 18+
Пейринг – ГП/ДМ,ЛМ/НМ
Жанр – Романс
Дисклеймер: Все права на персонажей и сюжет «Гарри Поттера» принадлежат Дж.К.Роулинг. Автор фика материальной прибыли не извлекает.

— Вот, – Северус обвел рукой поле, залитое лунным светом. – Пришли.

— Слава Мерлину, – Люциус опустился на огромный валун, очень удачно торчащий из земли у самой тропинки. – Я уж думал, мы никогда не доберемся.

Над полем колыхался странный голубоватый туман. Он поднимался от цветов, и казалось, крупные колокольчики, усеявшие полутораметровые стебли, еле заметно дышали. Впрочем, все могло быть, Люциус не разбирался в гербологии.

— И что теперь? Как мы будем собирать эту мордредову пыльцу?

— Ты так говоришь, словно она нужна мне, а не тебе, – Северус хмыкнул и достал из бездонного мешка несколько сэндвичей, бутылку вина и пару кубков. – Раздевайся, Люци.

— Зачем это?

— Затем, – ехидно ухмыльнулся Северус. – Пыльцу лунной эустомы собирают, бегая голышом среди цветов. А потом втирают в кожу.

— Бррр, – Малфой скривился. – Может быть, ты вместо меня побегаешь? Я потом с тебя это все соскребу, а ты вотрешь, куда надо.

— Помилуй, – ухмылка Снейпа стала еще шире. – Это тебе нужно, а не мне. С какой же стати я должен бегать? Меня собственная внешность волнует намного меньше.

— Совсем не волнует, будем говорить прямо, – Люциус со вздохом встал и принялся раздеваться.

Он постарался надеть в поход что-то совсем простое, но все равно крючков, пуговиц и пряжек было слишком много. И справиться с ними без эльфа оказалось нелегко. А Северус помогать не спешил – уселся на покинутый валун, вытянул ноги, скрестил руки на груди, прикрыл глаза и едва ли не заснул.

Наконец последний предмет гардероба Люциуса Малфоя – шелковые чулки – оказался снят и аккуратно уложен на щегольские ботинки. Северус открыл глаза.

— Штаны снимай. Сказано же – голышом.

— На какие только жертвы… – Малфой скрипнул зубами и стянул тонкие полупрозрачные панталоны.

— Можно подумать, тебе есть, чего стесняться, – Снейп пожал плечами. – Вперед! Чем дольше будешь там бегать, тем больше пыльцы пристанет.

Люциус нырнул в цветы как в воду – с головой. Потом, правда, распрямился – и над верхушками цветов замелькала его макушка. В воздух взметнулось разноцветное облако – ночные мотыльки, спугнутые неожиданным вторжением.

Бегал Малфой долго. Северус успел съесть пару сэндвичей, выпить полбутылки вина и даже подремать. Сон не запомнился, но оставил после себя странное ощущение щекотки под кожей. Снейп прерывисто вздохнул и открыл глаза.

Люциус Малфой стоял перед ним, с ног до головы покрытый странной розовой субстанцией – смешавшаяся с потом пыльца превратилась в нечто, напоминавшее нежирный крем.

— С чего начнем? – бодро поинтересовался Малфой. – Надеюсь, я достаточно опылился?

— Вполне, – сквозь зубы ответил Северус. – Руку давай. Левую.

Внутренности скрутились в тугой ледяной комок. Или в несколько комков – ожидание внезапно стало нестерпимым. Но нарушать последовательность процедуры было категорически нельзя.

Северус массировал и втирал пыльцу – сначала в каждый палец на левой руке, затем в запястье (совсем даже не изящное, а широкое и жесткое, как у всех магов, много времени отдающих тренировкам с палочкой). Прошелся по предплечью, на котором уродливым пятном чернела Метка, по локтю, поднялся вверх по плечу – к шее и ключице, но заставил себя остановиться и перейти к правой руке.

После рук настала очередь шеи и груди – тут Северусу пришлось призвать на помощь всю свою силу воли, потому что невозможно было работать и не думать о том, как разогревается под пальцами кожа, как розовеют ареолы сосков. Не чувствовать, как Люциус вздрагивает от каждого невольного – или намеренного – прикосновения к ним и подается ближе всем своим горячим обнаженным телом. Не слушать его прерывистые сорванные вздохи.

— Спиной повернись.

Пытка почище Круциатусов – вести ладонями по гладкой спине, очерчивая пальцами каждый мускул, надавливая на каждый позвонок, спускаясь все ниже и ниже – к изгибу поясницы, к двум ямочкам над округлыми плотными ягодицами, к межягодичной складке – а там все жарко и влажно, и тоже покрыто пыльцой, и мысли исчезают окончательно, когда Малфой разворачивается и принимается молча и яростно сдирать с Северуса мантию.

Снейп и не думал сопротивляться. Он потратил мордредову прорву времени, чтобы найти нужное растение, а потом внушить Люциусу, что купание в пыльце сделает его красоту не просто неотразимой, а сногсшибательной. Не будь Люциус так тщеславен и настолько озабочен собственной внешностью, никогда бы Северус не смог убедить его отправиться в полночь новолуния на равнины Хой. А еще – Малфой действительно ни тролля не смыслил в гербологии, иначе знал бы, что пыльца эустомы входит в состав всех афродизиаков.

Ледяные узлы в животе развязывались, превращаясь в потоки живого пламени, стремительно летевшего по венам. Адский огонь похоти.

Нежным любовником Люциус не был – без лишних слов опрокинул Северуса животом на пресловутый валун, хлопнул кончиком палочки по ягодице, сопроводив действие каким-то замысловатым заклятием, от которого внутри стало скользко, пусто и прохладно. И, не утруждая себя подготовкой, втиснулся внутрь, зажимая любовнику рот сильной жесткой ладонью.

Северус зажмурился, чувствуя как по щекам скатываются быстрые горячие капельки. Он-то думал… ну Клод же рассказывал… и Джагсон… а может, врали… больно… больно… больно?… нет… о-о-о… еще… еще!.. Еще!!!

У Северуса Снейпа длинная поясница, бледная кожа, торчащие, словно обрубки крыльев, лопатки. Тощие руки без намека на бицепсы, уродливо выступающие узлы вен под коленями. Самый молодой профессор Хогвартса, прекрасный зельевар, слизеринец-полукровка, решивший, что обмануть Люциуса Малфоя легче легкого. Тщеславный Малфой, конечно же, ничего не смыслит в гербологии, но еще до поступления в Хогвартс зазубрил наизусть коротенький список растений и ингредиентов, способных вызывать ту или иную зависимость, в том числе и любовную. Эти знания не раз выручали Люциуса на старших курсах. Но сегодня он решил расслабиться, тем более, Мальсибер и Леон ему все уши прожужжали о влюбленном уродце…

Небрежно хлопая в такт фрикциям по покрасневшей ягодице партнера, Люциус Малфой не подозревал о том, что эта безлунная ночь – начало связи, которая продлится больше пятнадцати лет.

Цепляясь пальцами за прохладный камень, выворачиваясь наизнанку следом за членом любовника и глухо охая при каждом проникновении, Северус Снейп напрочь забыл о пыльце лунной эустомы, размазавшейся по его ягодицам, вступившей в реакцию с его собственным любовным потом.

Цветам же, истекавшим розовой пыльцой, было наплевать на чужие драмы – как настоящие, так и будущие. Их собственная жизнь была слишком коротка, чтобы тратить драгоценное время на людей.

К оглавлению раздела

  • Авторские права

    Все материалы, опубликованные на данном сайте являются частной интеллектуальной собственностью Геннадия Неймана.

    Нарушение Авторских Прав влечет административную и/или уголовную ответственность.

  • Соглашение

    Любое использование, тиражирование в электронном или бумажном виде без письменного разрешения Геннадия, а так же любое модифицирование – являются нарушением Авторских Прав. При получении разрешения и републикации материалов – ссылка на настоящий портал – обязательна!

  • Дополнительно

    • Глоссарий
      Полный, отсортированный по алфавиту, перечень всех размещенных произведений.
    • Галерея
      Коллажи и рисунки к произведениям Геннадия.
Copyright © 2007-2017. Геннадий Нейман. Все права защищены. Политика cookie.
 Наверх
Top