Да, подтверждаю, Господи – любил!
И, черт возьми, ни капли не жалею!

Великий поход Драко Малфоя

Предупреждение

18+Данный материал может содержать сцены насилия, изложения материалов противоречащих вашему вероисповеданию, сексуальные сцены, описание однополых связей и/или других недетских отношений (18+).

Продолжая чтение настоящего текста, я автоматически соглашаюсь с тем, что предупрежден(а), достиг(ла) возраста совершеннолетия и полностью осознаю свои действия!

Технические данные

Автор (псевдоним): барон де Куртнэ
Рейтинг – 18+
Пейринг – ГП/ДМ
Жанр – Альтернативная вселенная, Юмор
Дисклеймер: Все права на персонажей и сюжет «Гарри Поттера» принадлежат Дж.К.Роулинг. Автор фика материальной прибыли не извлекает.
Аннотация: Три сиквелла к фику "Кое-что о природе кошек"

Сиквел 1. "Чемпион"

Для E-light в день рождения с огромной любовью!

— Мне надоело потакать твоему тщеславию!

Гарри с тяжелым вздохом подошел к зеркалу и в очередной раз попытался привести в порядок волосы. Он давно знал, что это безнадежное занятие, но категорически отказывался использовать Самый Лучший Гель для волос от Трентона&Трентона.

— Мы уже полгода болтаемся по всей Европе! Ночуем в гостиницах…

— В очень хороших гостиницах и за мой счет, между прочим, – буркнул Драко.

— Какая разница? – Гарри умоляюще посмотрел на свое отражение в старинном зеркале. – Я хочу проводить выходные дома, понимаешь? Хочу спать до полудня, заниматься сексом, бездельничать. А вместо этого я должен вставать ни свет, ни заря, тащиться куда-то, два дня толкаться среди людей, выслушивать всякую ерунду.

— Не ерунду, а восторги и комплименты! – Драко оттолкнул Гарри от зеркала и осмотрел себя с ног до головы. – Я понимаю, Поттер. Я все понимаю. Если бы восторги и комплименты были в твой адрес… Это просто гнусная и нескрываемая зависть.

— Между прочим, ты нарушаешь закон, – Гарри прибег к последнему аргументу, хотя прекрасно понимал, что Малфоя этим не пронять. – Ты подделал документы, ты заставляешь меня морочить магглам головы, чтобы фальшивки приняли за подлинники. Это подлог!

— Отстань, – Драко небрежно отмахнулся. – Ты прекрасно знаешь, что я лучший. А бумажки – это сущая ерунда. Я не виноват, что у меня нет маггловских документов.

— Это не повод их подделывать, – безнадежно и грустно сказал Гарри.

— Ты отказываешься со мной ехать? – холодно поинтересовался Драко и повернулся, окидывая Поттера взглядом, способным превратить в сосульку любого слабонервного мага. – Ты отказываешься со мной ехать и бросаешь меня на произвол судьбы среди магглов?

— Нет, но…

— Именно в тот момент, когда я в полушаге от того, чтобы получить титул Европейского чемпиона, ты меня предаешь? – в голосе Драко зазвенела дамасская сталь. – Ты говоришь о любви, но не способен пожертвовать двумя выходными? Сон до обеда для тебя важнее? Я всегда знал, Поттер, что тебе на меня наплевать, но не ожидал, что до такой степени! Хорошо! Мы никуда не едем! И пусть тебя долгие годы мучает совесть, что я мог стать первым, но не стал из-за твоей лени!

* * *

— Собрались уже? – Гермиона отряхнула сажу с мантии и осмотрелась. – А где Драко?

— Наверху, – мрачно ответил Гарри и потянулся к бутылке сливочного пива. – Он сказал, что никуда не поедет.

— Почему? – Гермиона выложила на стол несколько пакетов. – Что на этот раз произошло?

— Ну, – Гарри замялся. – Я сказал, что устал. А он сказал, что я его предаю. А я сказал, что нет, просто хочу провести выходные дома. А он сказал…

— Понятно-понятно, – Гермиона озабоченно осмотрела свертки. – Так, вот здесь все, что вам понадобится. Не забудь упаковать, только аккуратно. И не переживай, Драко просто нервничает. Я читала газеты – в Брно ожидается очень представительное собрание. За титул Европейского чемпиона будут бороться очень многие.

— Драко лучший! — убежденно ответил Гарри. – Ты же знаешь, мне совершенно неважны титулы и победы. Я его и без титулов люблю.

— Зато он себя без титулов не любит, – хмыкнула Гермиона. – Соберись, Гарри. Это последнее соревнование в этом году, дай Драко добиться того, о чем он мечтал так долго. Ты же знаешь, какой он тщеславный.

— Я не тщеславный! – прозвенел голос Малфоя со второго этажа. – Я хочу получить то, что заслуживаю. А этот…этот… Я так болел за него на Европейском кубке по квиддичу! Я громче всех кричал, между прочим! Я даже охрип!

— Да-да, я помню, – примирительно ответила Гермиона. – Мы все потом тебя лечили, Драко. Ты два дня не мог говорить.

— Я устроил в поместье фейерверк и распугал папиных павлинов! – возмущенно сказал Драко, спускаясь по ступенькам в гостиную. – Я наколдовал хрустальную сферу для Золотого снитча чемпионов! Я лично написал статью в "Ежедневный пророк" о решающем матче Кубка, и тираж разошелся за два часа! А этот… Я что – много прошу? Каких-то два дня!

— Ну, я же уже сказал, что поеду, – жалобно пробормотал Гарри. – Не сердись, пожалуйста! Драко!

Раздался свист пламени, и все трое повернулись к камину.

— Вы еще не готовы? – Люциус Малфой внимательно осмотрел молодых людей и, постукивая тростью, подошел к столу. — Драко, я забронировал вам номер в Гранд Отеле Брно, двойной люкс. Советую вечером зайти в "Брабандер", там отличные вина. Гарри, если тебе будет интересно, — в Брно неплохой зоопарк и планетарий.

— У нас дома зоопарк, – сердито сказал Драко. – Папа! Он не хочет никуда ехать!

— Хочу! – отчаянно прошептал Гарри. – Очень хочу, честное слово!

— И правильно делает, – усмехнулся Люциус. – Ты уже всех уморил своими соревнованиями. Тебе-то, конечно, развлечение. Это Гарри вынужден два дня проводить на ногах по четырнадцать часов, в духоте и толчее. Я бы на его месте меньше потакал твоим капризам, но… дело ваше. Гарри, если в воскресенье вечером у тебя останутся силы, прогуляйтесь в Прагу, в "Дрейкс", не пожалеете. Очень пикантное заведение, очень.

— Я никуда не еду! – гордо сказал Драко. – Если это всего лишь мой каприз — я никуда не еду! Я остаюсь дома, я буду спать до обеда и узнаю о новом Чемпионе из газет!

— Дело твое, – легко согласился Люциус и сел в кресло, закинув ногу за ногу. – Кстати, отель очень достойный. Кухня выше всяких похвал, вежливое обслуживание. Я слышал, что там как-то останавливалась инкогнито принцесса Монако. Как раз в этом люксе.

— Поедем, Драко, – умоляюще сказал Гарри. – В "Брабандер" сходим, в планетарий. В зоопарк. И в Прагу выберемся. Поедем, а?

— Ты же сказал, что устаешь, – Драко горько посмотрел на Поттера. — Ты же всем нажаловался, что тебя к вечеру соревнований ноги не держат. Какой ресторан, какая Прага?

— Вообще-то я забронировал номер на неделю, – Люциус повертел в руках мешочек с галлеонами, который вытащил из кармана мантии, и бросил его на стол. – Деньги снял в Гринготтс, в Брно их можно будет поменять на маггловские, там есть отделение нашего банка в магическом квартале города. Курс пристойный. Кстати, в Брно еще и казино есть. Гарри, ты любишь рулетку?

— Не знаю, – застенчиво сказал Поттер. – Никогда не пробовал.

— Жаль, — Люциус мечтательно прищурился. – Это очень забавно, особенно когда имеешь дело с магглами.

— Это жульничество, – решительно заявила Гермиона. – Мистер Малфой, пользоваться магией, чтобы обыграть магглов в рулетку, просто бесчестно!

— Ах, оставьте, — Люциус небрежно отмахнулся. – Оставьте, миссис Уизли. Это всего лишь игра. Неужели вы думаете, что владельцы казино – честные люди? Или бедные люди? Тысяча-другая – они даже этого не заметят. Ведь бывает так, что игрокам везет, правда?

— Хорошо! – Драко взял со стола мешочек с галлеонами. – Вы меня уговорили, я еду. Поттер, проверь, все ли мои дипломы и награды ты взял. Отдельно проверь документы, я тебя знаю, ты обязательно что-нибудь забудешь, как в прошлый раз. Грейндж… Гермиона, ты мою косметику принесла? Хорошо. Гарри, положи ее в отдельную сумку, чтобы не перепутать. На соревнования в Москву ты вместо пудры взял порошок от докси. Папа, на два слова ко мне в комнату, я хочу уточнить кое-что про казино.

Люциус встал и, незаметно подмигнув Гарри, с достоинством начал подниматься вслед за Драко по лестнице. Гарри облегченно вздохнул. Гермиона еще раз пересчитала пакеты.

— Гарри, ты приглашение не забыл? Где оно?

— На полочке лежит, – Гарри мотнул головой в сторону каминной полки. – Его тоже надо упаковать с документами, там расписание соревнований.

Гермиона подошла к камину и взяла в руки глянцевый буклет с яркой надписью на обложке:

"Двадцать восьмая Международная выставка кошек в Брно!"

Сиквел 2. "Великий поход Драко Малфоя"

Для aaivan и E-light с огромной любовью!

Гарри ворвался в Нору вечером, когда обитатели смешного, похожего на гроздь кое-как прикрепленных друг к другу гигантских скворечников дома уже собирались расходиться из общей гостиной по своим комнатам.

— Он пропал! — простонал Гарри, упал в кресло и обхватил руками голову. — Его украли!

— Кого? — удивилась Молли Уизли, и спицы, привычно щелкавшие на комоде, замерли.

— Драко, — несчастным голосом ответил Гарри. — Драко украли.

Рон сморщился и посмотрел на жену.

— Как можно украсть мага? — осторожно поинтересовалась Гермиона. — Для чего?

— Ну-у-у, — Рон сделал вид, что задумался. — Например, потребовать большой выкуп.

Он мечтательно закатил глаза, представляя, сколько галлеонов запросил бы у Люциуса Малфоя за его любимого сына.

— Прекрати, — сердито сказала Молли, подошла к Гарри и погладила его взлохмаченные волосы. — Расскажи нам все по порядку, Гарри.

— Мы были на выставке, — начал тот, и Рон насмешливо фыркнул. — Да, на выставке, и нет тут ничего смешного. Драко любит туда ходить, его это развлекает.

— Ага, — легкомысленно согласился Рон. — У тебя орден Мерлина, а у него зато кубки за лучший экстерьер. Целый шкаф уже.

Подзатыльник от Гермионы прилетел очень вовремя — Рональд прикусил язык и замолчал за мгновение до того, как рассерженный Гарри вскочил с кресла.

— Мы слушаем, дорогой, — мягко сказала миссис Уизли. — Вы были на выставке — и?

— Драко дали второе место, — угрюмо ответил Гарри. — Он очень расстроился. Конечно, прямо не сказал — сел, отвернулся. Мне надо было выйти в туалет, обновить маскировочные чары. Я попросил соседа присмотреть — он на выставке продавал котят. А когда вернулся — ни соседа, ни Драко, ни котят.

— Надо было сразу у организаторов узнать фамилию, имя и адрес соседа, — рассудительно заявил мистер Уизли. — У магглов на таких мероприятиях все очень четко организованно.

— Я сразу и узнал, — Гарри махнул рукой. — И даже сразу аппарировал по адресу, который мне дали. Только там нет никого и ничего. Какой-то склад, и никто из соседей слыхом не слыхал ни про какого мистера Уигби. Этот негодяй подделал документы. И котят, наверняка, купил в каком-нибудь зоомагазине.

— Подожди, — Джинни прошлась по гостиной, задумчиво прижав палец к губам. — Но не мог же этот человек… Он же не мог знать, что ты уйдешь, что попросишь его присмотреть за Драко. Получается, он не хотел изначально красть Драко. Это обычный жулик, подделавший родословные и явившийся на выставку, чтобы втридорога продать якобы породистых котят. Он просто воспользовался твоей отлучкой и украл Драко. Не стоит так переживать. Драко был в ошейнике?

— Да, — кивнул Гарри. — Там так полагается. Ошейник, а на нем кличка и выставочный номер.

— Ну вот, — Молли ободряюще улыбнулась. — Как только с Драко снимут ошейник, он перекинется в человека и аппарирует домой. Не стоит так переживать. Надо просто подождать немножко. Хочешь бисквит с чаем?

* * *

— Надеюсь, ты тут подохнешь, — сказал мерзкий Криви и вытащил Драко за шкирку из клетки. — Я бы мог донести на тебя в Министерство, но с деньгами твоего подлого папаши ты наверняка бы опять вывернулся. По крайней мере, здесь тебя точно никто никогда не найдет. Ты будешь подыхать медленно, Малфой. Медленно и мучительно. А потом твой трупик сожрут крысы. Гарри, конечно, будет ужасно расстроен. Будет мучиться, корить себя за невнимательность… А я, Малфой, приду пожалеть его и посочувствовать. Ему очень будет нужно сочувствие.

Криви захихикал, но тут Драко изогнулся и изо всех сил полоснул смазливого негодяя когтями задних лап по руке. Криви заорал и чуть было не разжал пальцы. К сожалению, второй раз достать его Драко не удалось. Криви наклонился и швырнул его в черную щель подвального окна.

— Счастливо оставаться, Малфой!

Стекло глухо стукнуло, отрезая Драко от свободы. Он сердито зашипел и попытался стащить проклятый ошейник. Тщетно. Криви вынул пластиковую карточку из держателя, но предусмотрительно закрепил замок заклинанием, чтобы пленник не смог освободиться. Драко до сих пор не понимал, почему Криви не сунул его в мешок и не кинул в какую-нибудь речку. Это было бы надежнее, чем запирать…

Впрочем, запереть Драко в подвале какой-то заброшенной маггловской фабрики было тоже надежно. Он понятия не имел, в какой части Британии находится — и в Британии ли вообще. Бетонная подземная коробка с уходящими в темноту трубами и проводами грозила стать безымянной могилой для одного очень породистого и очень несчастного анимага. Драко сел на хвост и жалобно мяукнул. Эхо унесло стон его одинокой души во тьму, заставив прижать уши. Помолчав, Драко мяукнул громче и жалобнее — и с тем же эффектом. Никто не спешил на помощь, размахивая фонарями и волшебными палочками. Никто не звал его дрожащим от волнения голосом.

Драко громко засопел и принялся с яростью вылизываться. Это всегда помогало, если требовалось успокоиться и собраться с мыслями. Подлый Криви выследил их с Гарри на выставке? Хорошо. Улучил время и украл Драко, чтобы отомстить? Отлично. Мерзавец плохо знает, на что способны Малфои в безвыходных ситуациях. Сейчас Драко соберется с мыслями, вылезет из ловушки и отправится домой. И горе Криви, когда Драко обретет свой человеческий вид. Расплата будет страшной!

В темноте что-то негромко зашуршало, и Драко замер с задранной к потолку лапой. Крысы? Змеи? Неведомое Страшное Чудовище?

Бесшумно перевернувшись, Драко поднялся на лапы, выгнул спину, задрал хвост и пошел боком, обходя место подозрительного шороха по кругу. Даже днем сквозь оконце под потолком сюда вряд ли попадало много света. А сейчас, вечером, и вовсе сложно было что-то рассмотреть. И все же Драко разглядел крохотные блестящие глазки и серую мордочку крысы.

"Я так и знал, — угрюмо подумал он, запрыгивая на какую-то трубу, расположенную в паре футов над полом. — Без этих тварей нигде не обходится".

Однако присутствие крыс наводило на интересные мысли. Драко двинулся по трубе в темноту, размышляя о том, сможет ли он протиснуться в крысиный лаз. Впрочем, даже мерзким тварям было не под силу прогрызть бетон, так что, скорее всего, существовал другой выход.

И этот выход вскоре нашелся. У противоположной стены, там, где труба делала изгиб, под потолком обнаружилось еще одно оконце. Драко взлетел на узенький подоконник и сунул нос в крохотную щель. Для крыс места было достаточно, для него — нет. Жадно втягивая сырой весенний воздух, Драко пытался успокоиться. Безуспешно поцарапав несколько минут грязное стекло, он сел и засунул в щель одну лапу. Закраина была неприятно острой. Уцепившись за стекло второй лапой, Драко осторожно спустил с подоконника задние лапы и повис, пытаясь открыть окно собственной тяжестью. Оно скрипело, шаталось, но не желало опускаться.

Жмурясь от боли и отчаяния, Драко принялся изо всех сил отталкиваться лапами от стенки, в надежде раскачать стекло и выломать его из гнилой рамы. Он почти потерял надежду, когда внезапно раздался громкий треск, передние лапы потеряли опору, и Драко свалился вниз. Обломок стекла упал рядом, осыпав его острым крошевом.

Стараясь не наступить на осколки, Драко встал и задрал голову вверх. Затем, осторожно выбирая безопасное место на полу, вернулся к трубе и запрыгнул на нее. Через минуту он уже был на свободе, хотя грязь, заливающая все вокруг, заставила его брезгливо поджимать лапы.

Выбравшись из казавшейся бесконечной лужи, Драко обнаружил забор с колючей проволокой и двинулся вдоль него. Очень скоро он наткнулся на столб с прибитым к нему ржавым листом.

" Falkirk Explosives, Ltd. Falkirk".

Мявкнув от растерянности, Драко сел в грязь и задумался. Не так далеко от Эдинбурга, где проходила выставка, его и утащили. От Эдинбурга недалеко, а вот от Уилтшира и от Лондона — очень даже далеко. Если бы Криви не зачаровал ошейник, Драко забрался бы в любой дом, где ошейник могли снять — хотя бы для того, чтобы поискать на нем имя владельца. Но маггловские пальцы были не в состоянии преодолеть волшебство, а попасть в магический мир без палочки и в кошачьем облике не представлялось возможным.

Получалось, что добираться домой Драко придется пешком. Питаясь по дороге чем попало и как попало. С риском угодить под дурнопахнущие маггловские автомобили, в лапы противных мальчишек или в когти какого-нибудь хищника.

Брезгливо отряхнув лапы от налипшей грязи, Драко вылез за забор и с опаской двинулся к шоссе, по которому неслись машины. Свет фар слепил глаза, заставляя щуриться и чихать. Кроме того, автомобили мелькали так быстро, что у Драко закружилась голова.

В человеческом облике он не боялся маггловского транспорта и даже несколько раз ездил на этом их "такси". Но на Драко-кота летящие и воняющие бензином повозки нагоняли какой-то мистический ужас.

Стоять в сырой траве было очень некомфортно — холодно брюху и мокро лапам. Поэтому Драко затрусил вдоль дороги, надеясь добраться до какой-нибудь развилки с указателем, чтобы определить — куда бежать дальше.

Первый же указатель заставил Драко шипеть и плеваться. На нем не было ничего, кроме странной надписи "А803". Драко понятия не имел, что это означает. В этом месте дорога вливалась в широкое шоссе, к которому ни один уважающий себя кот не подошел бы близко. От шоссе дурно пахло, а машин там было в четыре раза больше, чем на той дороге, вдоль которой шел Драко.

Сбитые лапы немилосердно болели. Драко вылизывал их по очереди, надеясь утишить боль, но подушечки словно жгло огнем. Ему никогда раньше не приходилось ходить так далеко и так долго. Волнения выставочного дня, похищение, ужасный подвал… Драко чувствовал, что смертельно устал и невыносимо хочет есть. Плюс ко всем неприятностям заморосил мелкий дождь.

Оглянувшись, Драко обнаружил невдалеке небольшую рощицу. Пожалуй, стоило влезть на дерево, отоспаться и отдохнуть в относительной безопасности. А может быть, даже поймать какую-нибудь глупую сонную птицу и подкрепиться.

Птиц нашелся целый выводок. Несколько едва оперившихся птенцов и их мамаша, отчаянно заверещавшая, когда Драко запустил когтистую лапу в дупло. Он без сожаления и угрызений совести сожрал всех пятерых, отплевываясь от перьев и пуха. По телу разлилось блаженное сытое тепло, густая крона надежно укрывала от дождя, и Драко, устроившись в развилке, задремал, обнимая лапами толстую шершавую ветку.

Разбудили его гудки автомобилей. Открыв глаза, Драко встал, сладко потянулся — сначала передними лапами, потом задними. Выглянул сквозь листву и осторожно — задом — слез с дерева. Спрыгнув в траву, он направился к шоссе, на котором выстроились машины. Судя по всему, там что-то случилось — два автомобиля стояли, плотно прижавшись друг к другу металлическими мордами. Морды были основательно смяты, вокруг валялись железки и осколки стекол. Другие машины объезжали место столкновения очень осторожно, повинуясь командам высокого мужчины в темно-синей форме и фуражке.

"Маггловские авроры, — вспомнил Драко. — Полицейские".

Полицейская машина стояла с приоткрытыми дверями, и он, не долго думая, влез в заднюю, устроившись на резиновом коврике. В Драко теплилась слабая надежда, что магглы его не заметят, и он доберется до какого-нибудь крупного города, не утруждая лап.

Ему повезло. Двое полицейских — мужчина и женщина — заняли места спереди. Машина тронулась, и Драко уперся всеми лапами, чтобы не болтаться по полу. В салоне машины кто-то все время говорил на разные голоса, механический тембр раздражал, от запаха бензина мутило. Кроме того, Драко понятия не имел, в какую сторону едет.

Впрочем, существовала еще такая интересная вещь, как поезда. Когда Драко с Гарри ездили на европейские выставки, они несколько раз пользовались ими — чисто ради развлечения. Драко был тогда поражен тем, как много теряют маги, предпочитая камины, портключи и аппарацию. Единственная железная дорога для Хогвартс-экспресса, да и сам старый магический паровоз казались убогими по сравнению со скоростными суперкомфортными поездами магглов.

Теперь, трясясь на полу вонючей железной коробки и борясь с тошнотой, Драко рассчитывал, что так или иначе сможет добраться до какого-нибудь поезда в Лондон. О том, что попасть в магическую часть года без волшебства будет трудно, он не думал.

"В конце концов, — размышлял Драко. — Я устроюсь на заднем дворе того паба, где стоит зачарованная стена, и дождусь какого-нибудь мага. Он откроет проход, и я этим воспользуюсь".

— Послушай, — сидевшая за рулем женщина повернула голову к напарнику. — Тебе не кажется, что в машине сильно пахнет кошками?

— Да откуда? — тот легкомысленно отмахнулся. — Вечно тебе чем-то пахнет, Бетти. То кошками, то пивом.

Драко насторожился. Он вовсе не рассчитывал снова оказаться на дороге и неизвестно, в каком месте. К сожалению, спрятаться в машине было негде.

Автомобиль затормозил и съехал на обочину. Щелкнул замок, женщина привстала и перегнулась через переднее сидение. Драко мучительно захотелось стать невидимым, но…

— Полюбуйся! — женщина торжествующе ткнула пальцем. — Вон сидит, забрался.

Полицейский с кряхтением выбрался из машины и распахнул заднюю дверь.

— Брысь! Убирайся, пошел отсюда!

Драко забился в угол и зашипел, прижимая уши. Он не обольщался, прекрасно понимая, что не справится с двумя людьми. Но и сдаваться без боя не желал.

Маггл отцепил с пояса длинную резиновую палку и ткнул ею в Драко.

— Брысь, тебе сказано!

— Николас! — Бетти возмущенно посмотрела на напарника. — Прекрати издеваться над животным! Ему же некуда бежать — ты у двери, а он тебя боится. Отойди в сторону.

— Лучше открой другую дверь, — посоветовал Николас. — Тогда я его прогоню.

— Там машины, — укоризненно ответила Бетти. — Попадет под колеса. Отойди в сторону, я тебе сказала.

Подозрительно поглядывая на опасного маггла, Драко выбрался из салона и нырнул в сырую после дождя траву. Сразу стало холодно, он чихнул раз-другой и подумал, что легко отделался. Магглы могли запросто отвезти его в какой-нибудь кошачий приют. Жутко представить, чем это могло обернуться для анимага, лишенного возможности стать самим собой.

Драко представил свой самый страшный кошачий кошмар — стерилизацию — вздрогнул и заспешил подальше от дороги. Он снова проголодался, его мучила жажда и еще кое-какие неотложные желания.

Присев над выкопанной в земле ямкой, Драко вытянул шею и завертел головой, пытаясь сориентироваться. Влажный ветер нес странную и не очень приятную смесь ароматов. Пахло свежим навозом, железом, выхлопными газами… Недалеко от Драко тянулась длинная ограда, за которой раздавалось задумчивое многоголосое мычание.

"Ферма, — сообразил он, небрежно загребая лапой вокруг ямки. — Можно попробовать раздобыть немного еды".

К несчастью, территория оказалась занята. Не успел Драко протиснуться сквозь штакетины, как на него с лаем бросилась огромная собака. Испытывать судьбу в поединке он не стал — взлетел на дерево и только потом выгнул спину и зашипел, стоя в воинственной позе на толстой ветке. Собака бесновалась внизу: то с лаем носилась вокруг дерева, то вставала на задние лапы и злобно гавкала.

"Дура, — презрительно подумал Драко. — Понятно же, что до меня ей не допрыгнуть. Какой смысл в лае?"

Справившись с потрясением от неожиданного нападения, он сел и тщательно умылся, не обращая больше внимания на противника. А затем двинулся вперед, прикидывая, сможет ли спрыгнуть с ветки уже за забором. Последний фут он прополз на брюхе, опасно раскачиваясь высоко над землей. Приземление оказалось не слишком удачным, Драко ушиб лапу и сорвал злость на собаке, сунувшей нос в щель. Удар когтями по влажному черному носу заставил пса завизжать и отскочить, а Драко с достоинством поковылял назад, к шоссе.

В этот момент до его слуха донесся длинный гудок. Драко замер, а затем во всю прыть понесся к ближайшему дереву, забыв про голод и больную лапу. Вскарабкавшись почти на вершину, он начал оглядываться, пытаясь определить — в какой стороне находится железная дорога. Это был его единственный шанс добраться до Лондона. Разумеется, на отдельное место Драко не рассчитывал. Но его вполне устроил бы укромный уголок во втором классе.

Серебристая лента мелькнула так далеко, что будь Драко человеком, он бы заплакал от отчаяния. А ведь предстояло не просто найти железную дорогу, но и добраться до станции…

Ориентируясь на гудки поездов, он шел целый день, до темноты. Несколько раз с отвращением лакал из грязных луж, один раз умудрился поймать полевую мышь… На вкус она была противнее, чем съеденный накануне птичий выводок, но сжимавшийся в голодных спазмах желудок не оставил выбора. Дважды пришлось спасаться в кустах от каких-то больших птиц, в свою очередь пытавшихся поймать Драко на обед.

Когда совсем стемнело, он с трудом забрался на очередное дерево, чувствуя, как ломит уставшие лапы. Сил не осталось даже на то, чтобы смыть с себя грязь и выгрызть из короткой шерсти колючки. Над хвостом и в паху невыносимо кусались блохи, в подушечке одной из лап застряла заноза.

Поклявшись в случае благополучного возвращения основать приют для бездомных котов и кошек — настоящее мясо пять раз в день, корзинки с пуховыми перинками и никаких стерилизаций! — Драко устроился в густой кроне, свесив гудящие лапы по обе стороны ветки. Последней его мыслью была мысль о Поттере. Как он там один, в Лондоне…

Путь до Фолкерк Грейамстон занял у Драко целых четыре дня. Последние двое суток он шел вдоль железнодорожных путей, надеясь, что идет в сторону города, а не наоборот. Его единственным ориентиром было солнце. Драко твердо знал, что Фолкерк находится к западу от Эдинбурга. Но с какой стороны от Фолкерка находится он сам, Драко не знал. И все же, повинуясь какому-то неведомому инстинкту, повернул на восток.

Он шел и шел, останавливаясь только для того, чтобы попить или немного поспать. Несколько раз ловил в траве какую-то мелкую живность, уже не делая разницы между птицами, мышами и лягушками — лишь бы насытить постоянно ноющий от голода желудок. А когда из-за деревьев показались дома, не выдержал и побежал, хотя сил на бег почти не оставалось.

Конечно же, близость города оказалась иллюзией — до него было еще несколько миль. Драко очень быстро перешел с бега на шаг, а затем и вовсе остановился. Мимо пронесся поезд, и анимаг проводил его бессильным взглядом.

Все эти дни он старался не думать о том, что его план по возвращению домой может оказаться несбыточным. Нелепая случайность вроде машины или бродячей собаки — и для Драко все закончится быстро и бесславно. Впереди был город, таящий в себе намного больше опасностей, чем лес, где Драко уже научился выживать.

"Спокойно, — сказал он себе, стараясь справиться с подступившим страхом. — Пусть я кот, но я все-таки человек. Больше того — я маг. Я умный, я хитрый, я умею находить выход из любой ситуации. Я целых четыре дня выжил у Поттера, который вообще ничего не знал тогда о кошках. У меня семь чемпионских титулов. И еще аттестат об окончании Хогвартса, чем тоже можно гордиться, потому что экзамены я в конечном итоге сдавал экстерном. То, что мне помогали Гарри и Грейнджер — не считается. Я — человек и маг, но еще я кот, у которого, как известно, есть целых девять жизней. Сейчас я поймаю кого-нибудь на ужин, буду спать всю ночь, а завтра с новыми силами двинусь к городу".

На ужин попались две лягушки и какая-то неосторожная птичка. Обобрав с морды прилипшие перья и умывшись, Драко полакал из лужи и полез на дерево. Выбрав ту ветку, с которой были хорошо видны городские огни, он улегся в позе сфинкса и долго смотрел, как наливалось чернотой небо над Фолкерком…

В первой же помойке на перроне Драко обнаружил почти целый хот-дог с торчавшей из него заветревшейся сосиской. Он зацепил ее лапой, потащил наверх, урча от жадности. Холодная, перепачканная кетчупом и французской горчицей, в размокших булочных крошках, сосиска казалась ему вершиной кулинарного искусства. Пищей, которую ежедневно подают голодным котам в райских сферах. Захлебываясь слюной, Драко унес ее под скамейку, прижал лапой и принялся есть, стараясь отрывать небольшие кусочки, чтобы не давиться и не кашлять. Он вытащил бы из помойки и булку, но она крошилась и разваливалась в когтях.

Утолив мучительный голод, Драко спрыгнул с перрона, чтобы отдохнуть в кустах. Время от времени приятный женский голос объявлял посадку, но это были какие-то неправильные поезда. Они шли то в Перт, то в Глазго, то в Эдинбург, то в Абердин — и ни один из них не направлялся в Лондон.

Пообещав себе разобраться с этим безобразием позже, Драко попробовал задремать, но грохот проходящих мимо поездов и блохи не дали ему этого сделать. Раздосадованный, он вернулся на перрон и двинулся по нему короткими перебежками от скамейки к скамейке, чтобы не угодить под тележки с вещами.

Его внимание привлекла одна семья — мужчина с женщиной и девочка лет пяти. Девочка дергала мать за рукав и спрашивала:

— Мама, мама, а как мы поедем?

— В Эдинбург, а там пересядем на поезд до Лондона, — устало говорила женщина.

Похоже, что она отвечала на вопрос дочери не в первый раз. Драко сел неподалеку, насторожив уши. Девочка помолчала, облизала большую плоскую конфету на длинной палочке и снова дернула мать за рукав.

— Мама, а как мы поедем?

"Удивительно глупые дети у магглов, — презрительно подумал Драко, слушая очередной ответ женщины. — Неужели непонятно — до Эдинбурга, а там надо пересесть в поезд до Лондона".

Он решил держаться семьи с глупой девочкой, чтобы не заблудиться. Когда открылись двери, мужчина подхватил сумку, а женщина взяла дочь на руки. Драко пристроился сзади и быстро прошмыгнул в вагон.

— Мама! Смотри, с нами киса поедет. Киса!

— Прекрати выдумывать ерунду, Салли, — сердито сказал мужчина. — Кошки не ездят в поездах.

"Кошки, может быть, и не ездят, — подумал Драко, торопливо забиваясь под кресло, на которое села женщина с девочкой. — А анимаги ездят, если у них нет другого выхода".

Больше всего он опасался того, что какой-нибудь неуклюжий маггл отдавит ему хвост или лапы. Поэтому подобрал все под себя, свернувшись в комочек. Драко понятия не имел, как долго придется ехать. После съеденной сосиски очень хотелось пить, но воды не было, и Драко, высунув язык, полизал металлическую стойку сидения. Легче не стало, во рту появился неприятный привкус железа.

Поезд плавно тронулся, набрал ход, под полом мягко стучали колеса, и Драко потянуло в сон. Прикрыв лапами морду, он закрыл глаза. Пропустить Эдинбург Драко не боялся — сидящая в креслах над ним семья неминуемо должна была разбудить его при выходе.

К сожалению, разбудили его раньше, чем Драко рассчитывал. Непоседливая Салли, встав на коленки в проходе, заглядывала под сиденье и ныла противным голосом:

— Папа! Достань кису! Кису хочу! Папа!

Маленькая ручка с растопыренными пальцами протянулась к Драко и ухватила его за хвост. Спросонья он ударил ее лапой, в последний момент сообразив, что когти выпускать нельзя. Но и этого с лихвой хватило. Вагон огласил громкий рев, и Драко в ужасе забился как можно дальше под сидение.

— Кевин! Смотри, царапина! Там действительно какая-то кошка!

В голосе женщины зазвучали истеричные нотки. А затем раздалось кряхтение, сопение, и Драко увидел красное и потное лицо мужчины, заглядывающего в его убежище.

— Безобразие, — хрипло сказал мужчина. — Развели антисанитарию! В Эдинбурге я напишу жалобу, Энни! Обязательно напишу жалобу! Берут такие деньги за билеты и не могут обеспечить безопасность пассажиров! Надо немедленно продезинфицировать рану.

— Ой, что вы шумите? — вмешался чей-то мужской голос. — Какая кошка? Где?

— Здесь, — теперь Драко видел только две пары ног. — Здесь, под нашими креслами сидит бродячая кошка.

— Ну и пускай себе сидит, — третий голос принадлежал какой-то женщине. — Наверное, потерялась и с перепугу заскочила в вагон.

— А вы не вмешивайтесь, — возразил отец Салли. — Она оцарапала мою дочь! Это же инфекция! Грязь!

"Сам ты инфекция, — злобно подумал Драко. — Лучше надо за детьми следить, чтобы по полу не лазили. И не царапал я ее, эту девчонку! До чего же магглы любят врать".

— Давайте, я посмотрю, я врач, — добродушный мужской бас как-то сразу разрядил обстановку. — Иди сюда, малышка. Где больно?

— Не больно, — прорыдала Салли. — Кису хочу! Хочу кису!

— Кису нельзя, — рассудительно сказал обладатель баса. — Киса сердитая. И потом, ты же сама видишь, киса не хочет с тобой играть. А царапины никакой нет, это просто грязь. Давай вытрем твои ручки вот этой чистой салфеткой.

Слушая болтовню доктора, Драко раздражался все больше. В какой-то момент ему даже захотелось вылезти из-под кресла и напустить лужу прямо посреди вагона. Но он хорошо понимал, что подобной наглости магглы ему не простят.

Постепенно шум в вагоне утих, Салли перестала ныть, ее краснолицый сердитый отец вернулся на свое место, и Драко осторожно выглянул из-под кресла, намечая пути выхода. Он никак не мог решить — переждать, пока схлынет толпа пассажиров или прошмыгнуть в двери вместе с ними. В первом случае Драко рисковал остаться один в запертом вагоне. Во втором — неосторожные магглы могли наступить ему на хвост или на лапу, а то и вовсе ударить своим багажом.

В конце концов, Драко решил выходить следом за последними пассажирами. Но судьба приготовила ему неприятный сюрприз.

Наверное, он слишком далеко высунулся из-под сидения. Чья-то рука ухватила его за загривок и выдернула из укрытия. От испуга и растерянности Драко громко заорал, а знакомый бас произнес:

— Ага, попался.

Извиваясь в жестких пальцах и пытаясь вырваться, Драко с ужасом думал о том, что вот теперь он точно влип. Пассажиры позовут стюардов, те посадят его в клетку и отправят в кошачий приют. А там… Он в ужасе закрыл глаза и обмяк.

— Смотри-ка, породистый, — задумчиво сказал мужчина, разглядывая Драко. — И ошейник есть. Потерялся, наверное, бедняга. Грязный-то какой…

— Хочу кису, — снова начала канючить Салли, но доктор возразил:

— Нет, деточка. Тебе нельзя эту кису. Она бродячая, ты заболеешь, и придется делать уколы. Ты ведь не хочешь делать уколы?

Все так же держа Драко в вытянутой руке, он снял с багажной полки свою сумку и протянул ее соседке.

— Не могли бы вы достать… Да-да, вот эту, свернутую.

Драко приоткрыл один глаз. Соседка доктора расправляла небольшую брезентовую сумку на молнии. Вполне подходящую для того, чтобы засунуть в нее такого изящного и некрупного кота, как Драко.

Он не успел мяукнуть, как над головой вжикнул замок, и мир вокруг потемнел. А затем сумку поставили на пол.

— Жена у меня давно хотела кошку, — голос мужчины доносился теперь сверху. — Да все не собраться было. Принесу ей этого, пусть занимается.

Драко попытался сунуть нос в небольшое отверстие — там, где молния казалась не до конца застегнутой. Ему это удалось, но, к сожалению, пролезть в дырку целиком не представлялось возможным.

Дальнейшее Драко запомнил плохо. В брезентовой духоте его укачало, и в себя он пришел только от звука автомобильного мотора. Его опять везли, совсем не туда, куда Драко необходимо было добраться. В машине играло радио, доктор что-то кому-то говорил, сумку трясло, Драко отчаянно мутило… И он все время хотел пить — ужасно, невыносимо хотел пить. По сравнению с жаждой даже страх неизбежной стерилизации отступил на второй план.

Когда сумку наконец-то открыли, Драко выбрался на подгибающихся ногах на деревянный пол, лег, вывалил язык и закрыл глаза.

Доктор подцепил его ладонью под брюхо и куда-то понес. Как оказалось — в ванную. Пока наливалась вода, Драко лакал и лакал, не в силах остановиться, и думая, что лучше лопнуть, чем умереть от жажды.

Аккуратно нарезанная сарделька примирила его с долгим тщательным мытьем — почему-то собачьим шампунем. Пока Драко насыщался, доктор гладил его мокрую спину и что-то бормотал. А затем случилось неожиданное.

Дверь открылась, и в кухню ворвался огромный лохматый пес. Драко мгновенно взлетел на кухонный стол, затем на шкафчик для посуды и уже оттуда зашипел. Он всегда терпеть не мог собак, еще с Хогвартса. Наверное, в этом были виноваты Хагрид и его слюнявый Клык. А может быть, сама натура Драко противилась тесному общению с собаками.

Пес мгновенно слизнул остатки сардельки, поднял кудлатую голову, уставился на Драко и отчаянно завилял хвостом.

— Не бойся, глупый, — доктор почесал пса между глазами, и тот мгновенно завалился на бок, подставляя белоснежное пузо. — Мы котов не трогаем. Правда, Трипли? Мы добрые, старенькие, ласковые.

У Драко было свое мнение по поводу добрых и ласковых собак, в чьей пасти запросто могла поместиться его бедовая кошачья голова. Пес стучал хвостом по полу и умильно поглядывал на него черным глазом, едва видневшимся из-под спутанной шерсти. Но Драко не собирался попадаться на эту удочку. Собака — враг. Это он знал так же твердо, как собственное имя.

Следом за собакой в кухню вошла женщина — средних лет, довольно миловидная, но на взгляд Драко немного полноватая.

— Ты уже вернулся, Томми, — женщина поцеловала доктора в щеку и подняла взгляд на Драко, разглядывающего ее со шкафчика. — Боже мой, а это что такое?

— Представь себе, Олуен, нашел его в поезде, — доктор слегка смущенно провел ладонью по волосам. — Породистый, даже с ошейником. Потерялся, видимо. Так стало жалко — пропадет же. Вот, принес домой.

— А что он делает на шкафу? — Олуен подтолкнула пса к выходу из кухни и закрыла за ним дверь. — Трипли испугался?

— Наверное, — Том сел за стол и посмотрел на Драко. — Ничего, привыкнет. Я его помыл уже. Покормил немного. Надо будет Майклу его показать, на всякий случай прививки сделать.

— Он кастрированный? — спросила Олуен, выкладывая на стол какие-то свертки, и Драко вздрогнул.

— Кажется, нет, — Том развернул один из свертков и вытащил тоненький кусок бекона. — Будем ужинать? Я проголодался.

— Не хватай куски, — Олуен собрала со стола пакеты, открыла высокий белый шкаф и сложила все внутрь. — Сейчас я разогрею бифштекс.

Драко хмуро наблюдал за суетой внизу. Вопрос о его мужском достоинстве стоял ребром. Необходимо было сбежать до того, как этот вопрос начнет решаться. Но как это сделать незаметно, да еще и не привлекая внимания собаки — он пока не представлял. Том с женой жили в многоквартирном доме, достаточно высоко, чтобы исключить побег через окно. Впрочем, Драко еще ничего не видел, кроме прихожей, ванной, кухни и крыш соседних домов. Вполне вероятно, что существовали какие-то иные пути к свободе, чем дверь. Например, балкон.

— Я пытался снять с него ошейник, — тем временем рассказывал Том. — Представляешь, не смог расстегнуть. То ли замок тугой, то ли сломался. Боюсь, придется резать.

"Ага, — подумал Драко и лег, временно чувствуя себя в безопасности. — Резать. Хотел бы я увидеть, чем ты разрежешь магический ошейник, глупый маггл".

Внезапно ему в голову пришла мысль, что с этими магглами можно попробовать объясниться. Конечно, это являлось грубейшим нарушением Статутов о секретности. Но в условиях непосредственной угрозы жизни и достоинству, такое нарушение не казалось Драко таким уж страшным преступлением. Если Визенгамот предъявит обвинение, без сомнения, пережитые Драко опасности смягчат сердца суровых магов. Особенно когда папа добавит к объяснениям некое количество галлеонов.

Следовало обдумать, каким образом можно донести до магглов истину. Если бы Драко мог удержать в лапах карандаш, все было бы намного проще.

Драко поглядел на лапу, выпустил и втянул когти. Затем царапнул стенку — тоненькая полоска краски завилась спиралькой и повисла.

— Так и оставим его на шкафу? — поинтересовалась внизу Олуен. — Он сможет сам слезть?

— Это же взрослый кот, не котенок, — добродушно пробасил Том. — Слезет. Порежь ему в миску что-нибудь вкусное, только Трипли в кухню не пускай, а то он кота без еды оставит, обжора.

"Какие неплохие магглы, — удивился Драко. — Нет, я, конечно, знаю, что среди них иногда встречаются приличные люди. Но чтобы вот так сразу повезло? Если бы я был настоящим котом, то, пожалуй, остался бы здесь. Разумеется, сначала разобравшись с этой отвратительной собакой. Конечно, я не настолько жесток, чтобы выгнать пса из дома. Кто-то ведь должен охранять меня и мое имущество. Где-нибудь… в прихожей, да. Ему там самое место".

Погасив свет в кухне, магглы вышли, и через полчаса Драко отважился слезть со шкафа. В блюдце оказалось молоко, и он с удовольствием полакал, хотя пока не испытывал жажды. В миску Олуен мелко порезала остатки бифштекса, и Драко, не торопясь, съел все, до последнего кусочка. Определенно, с существованием таких магглов он готов был смириться.

На столе нашлась пластмассовая бутылка с кетчупом. Уронив ее на бок, Драко долго грыз и царапал крышку, пока она не отлетела. Затем сел на бутылку сверху. С негромким «пых" на стол вывалилось немного темно-красной густой массы. Драко сунул лапу в кетчуп, затем, держа ее на весу, неуклюже слез сначала на стул, затем на пол. Доковылял до стены, попытался встать на задние лапы.

Попытка оказалась неудачной — потеряв равновесие, Драко проехался испачканной в кетчупе лапой по краске, оставив некрасивую грязную полосу. Раздраженно мяукнув, он вернулся на стол, вновь окунул лапу в томатную лужицу.

На этот раз он был осторожнее и не пытался писать, стоя на задних лапах. Конечно, первая буква оказалась всего в нескольких дюймах над плинтусом, но начало было положено.

На середине фразы кетчуп закончился. Драко безуспешно пытался выдавить еще чуть-чуть, но у него ничего не получилось. Тогда он снова спрыгнул на пол и придирчиво оглядел написанное на стене. Неуклюжие неровные буквы заваливались друг на друга, кетчуп стекал с них вниз, на плинтус.

"Я не к".

"Надеюсь, они догадаются, что я хотел им сказать, — подумал Драко. — Надеюсь, я написал достаточно разборчиво, чтобы эти магглы хоть что-нибудь поняли".

С отвращением вылизывая перепачканные лапы и рассматривая заляпанный пол, он подумал, что дождаться реакции лучше всего где-нибудь в недоступном для людей месте. Например, на том шкафчике под потолком…

— Том! — сердитый женский голос заставил Драко вздрогнуть и отползти подальше. — Том! Ты только посмотри, что ночью натворил этот бандит!

"Глупая курица, — неприязненно подумал Драко. — Подумаешь, немного вымазал пол. Я еще понимаю, если бы это были несмываемые чернила".

— Он даже стенку умудрился перемазать! — Олуен внезапно замолчала, затем очень тихо и неуверенно позвала: — Том?

От радости Драко громко мяукнул. Заметила! Прочитала!

— Что случилось? — Том вошел в кухню, вытирая лицо полотенцем. — Что ты кричишь, как будто тебя уволили?

— По-моему, у меня галлюцинации, — тихо сказала Олуен, и Драко подполз к краю шкафчика. — Или я схожу с ума. Там, в углу, у двери — там действительно какая-то надпись?

Драко одним прыжком слетел на стол, оттуда на пол и подбежал к стене. Сел на пол, переводя взгляд с растерянной и испуганной женщины на озадаченного мужчину. Ему показалось, что они все еще не понимают. Тогда он повернулся к ним задом, поднял лапу и потрогал красные потеки, по очереди касаясь каждой буквы.

— Мамочка, — дрожащим голосом произнесла за его спиной Олуен.— Том, кого ты вчера притащил в дом?

Повернув голову, Драко посмотрел на нее через плечо. Затем снова ткнул лапой в буквы, раздражаясь от невозможности все объяснить.

— Мр-р-р, — он постарался вложить в мурлыканье максимум эмоций. — Мр-р-р. Мя-а-у!

— Я не к, — медленно прочитал Том. — Ты не кот?

— Мр-р-ряу! — довольно ответил Драко и кивнул. — Пф-ф-ф!

Какая-то недобитая блоха укусила его за ухом, и Драко яростно почесался задней лапой. Магглы ошарашено молчали. Затем Том сделал шаг назад и прикрыл собой белую от страха жену.

— Ты… инопланетянин?

— Мр-р-р? — Драко очень надеялся, что вопрос в его голосе слышен достаточно хорошо.

— Оттуда? — маггл указал куда-то на потолок, и Драко поднял голову.

Затем, возмущенно чихнув, сделал шаг к кухонной двери.

— Да-да, — пробормотал Том, осторожно вытянул руку и толкнул дверь. — Иди. Иди, киса.

Белое лохматое чудовище влетело в кухню. Заорав, Драко бросился к столу, но в ответ тут же пронзительно завизжала Олуен. Оббегать ее у Драко не было времени — пес был уже совсем рядом. Шмыгнув под табуретку, анимаг занял оборону в углу выставив вперед лапу. Его оглушил громкий лай, огромная морда оказалась в паре дюймов от Драко, и анимаг нанес несколько точных ударов по мокрому черному носу.

Собака взвыла от неожиданности и шарахнулась назад, опрокинув табуретку. Драко замер на задних лапах, прижав уши и шипя. Но тут опомнились магглы. Олуен с визгом выскочила из кухни, Том ухватил пса за загривок, оттаскивая его от Драко. Через несколько секунд дверь в кухню захлопнулась, и он остался один.

"Сумасшедший дом, — устало подумал анимаг. — Нет, правильно наши ввели Статуты о секретности. Разве можно иметь дело… с этими?"

От пережитого потрясения очень захотелось в туалет. Драко покружил по кухне, подошел к двери, мяукнул раз, другой. За дверью кто-то тяжело дышал, но запах был не собачий. Если бы Драко мог поморщиться — он бы поморщился, но пришлось ограничиться чиханием.

— Что там? — шепотом спросили за дверью.

— Чихает, — так же тихо прозвучал ответ.

— Мяу! — сердито сказал Драко. — Мяу! Мя-я-яу!

Пока магглы совещались, что же им теперь делать, терпение анимага иссякло. Он помочился на брошенное банное полотенце, сердито поточил когти об косяк и попытался открыть холодильник. Неудача привела Драко в ярость, он вернулся к двери, сунул нос в щелку над полом и утробно провыл самое грязное ругательство, которое смог вспомнить. К сожалению, кошачьи связки и язык не смогли передать все богатство использованного Драко лексикона, поэтому получилось только хриплое злобное мяуканье.

— Мы не можем держать его там бесконечно, — сказал за дверью Том. — Олуен, запрись в комнате с Трипли.

— Том! — в голосе женщины звенела паника. — Что ты хочешь сделать, Том? Я боюсь!

— Иди в комнату.

Драко услышал, как хлопнула створка, а затем дверь в кухню медленно приоткрылась. Он подбежал к холодильнику и сел около него, сердито глядя на просунувшего в щель голову Тома.

— Мяу, — с укором сказал он хозяину дома и для верности царапнул белый пластик.

— Кушать хочешь? — заискивающий бас Тома польстил Драко. Похоже, его здесь боялись. — Сейчас, одну секунду.

"Надеюсь, он меня не отравит, — хмуро думал анимаг, глядя, как Том мелко режет какую-то колбасу. — Это было бы очень некрасиво с его стороны".

— Вот, кушай…те, — Том высыпал в блюдце колбасу и брезгливо, двумя пальцами поднял мокрое полотенце.

Косо посмотрев на него, Драко сунул нос в еду. Колбаса казалась не слишком съедобной, но он был слишком голоден, чтобы капризничать. Усевшись, Драко принялся жевать, и пропустил тот момент, когда Том накинул на него покрывало.

Это было очень неожиданно, анимаг забился под плотной тканью, но тут его подняли и куда-то быстро понесли. Сквозь покрывало донесся последний женский вопль, а потом Драко сильно швырнули. Он пролетел по воздуху несколько футов, ударился и какое-то время катился по ступенькам, оглушенный и сомлевший от недостатка воздуха.

К счастью, в падении покрывало развернулось, и Драко на подгибающихся лапах вылез из душных складок. Ужасно болела ушибленная в падении лапа, и так пострадавшая в путешествии, воздух в легких как-то странно сипел на выдохе, и обещание мести ненормальным магглам вышло не очень внятное, больше похожее на жалобное мяуканье.

Слабо порадовавшись, что Тому не пришло в голову выкинуть сверток в окно, анимаг поковылял вниз по лестнице, борясь с головокружением и слабостью.

"У всех, носящих имя "Том", в голове не хватает чего-то важного, — мрачно думал он, сидя у подъезда. — Второго Тома за свою жизнь встречаю — и опять это какой-то совершенно невменяемый тип".

Драко не представлял, в какой стороне находится вокзал. Его завезли куда-то в непонятное место, и теперь предстояло выяснять дорогу. До того, как он научился превращаться в кота, Драко свято верил в язык животных. Этот язык действительно существовал, но проявлялся в эмоциональной сфере, а не в общении. Примитивно говоря, Драко вполне мог объяснить любому коту, что застолбил ту или иную территорию за собой. Или ответить, когда ему предлагали вступить в драку за внимание симпатичной кошечки. Но вот спросить дорогу он не мог — таких понятий в языке кошачьих жестов просто не существовало.

Драко двинулся по улице туда, где дома казались выше, стараясь держаться подальше от подвальных окошек. Пару раз ему в спину шипели, один раз какой-то кот пошел прямо на Драко — боком, выгнув спину, демонстративно пугая. Драться анимаг не собирался, поэтому пролез под какой-то припаркованной машиной и перебежал на другую сторону, воспользовавшись отсутствием транспорта.

Там, как оказалось, Драко поджидала другая опасность. Две бродячие собачонки, мирно лежавшие у ограды, бросились на него с лаем и загнали на дерево. Лапа все еще болела, цепляться за ствол было очень неудобно, и Драко перелез на одну из нижних веток.

Наверное, удача ему благоволила, потому что он увидел дорожный указатель на соседней улице: "Princess street". Драко так обрадовался, что забыл про отчаянно лающих внизу собачонок. Он совершенно точно знал, что с автовокзала Эдинбурга в Лондон ходит автобус. Не "Ночной рыцарь", конечно, но тут уж выбирать не приходилось.

Пришлось забираться выше, чтобы укрыться в листве. Потеряв его из виду, собачонки еще немного покрутились внизу, а затем побежали куда-то по своим собачьим делам. Драко для верности посидел на дереве еще с полчаса, но они так и не вернулись, и он решил спуститься.

Лапа болела невыносимо. Драко с трудом проковылял к ограде, протиснулся под ней, двинулся между кустами и чугунной решеткой. Из-под носа выпорхнула птичка, он не обратил на нее внимания. Драко был голоден, но покалеченная лапа существенно ограничивала его возможности. Проще было покопаться в помойках на автовокзале, чем устраивать охоту.

За углом неожиданно оказался небольшой зоомагазинчик, у входа стояла мисочка с сухим кормом. Драко радостно кинулся туда, но несколько откормленных котов, лежавших на тротуаре, встретили его злобным шипением и воплями.

Это было несправедливо. Драко сел на хвост, жалобно мявкнул, подняв больную лапу и всем своим видом демонстрируя, как он несчастен и абсолютно безопасен. Один из котов подошел к миске, начал есть, изредка поглядывая в сторону чужака. Он был сыт, однако не желал делиться, предпочитая обожраться, но не уступить ни единой крошки.

Вздохнув, Драко двинулся дальше, но тут на него бросились сразу двое, и он с визгом поскакал по улице, задрав хвост и прижав уши. Он не был новичком в драках и прекрасно знал, когда следует отступить и не связываться с превосходящими силами противника.

Его не преследовали, и через несколько десятков футов Драко перешел на ковыляющий шаг. Он чувствовал усталость и огромное желание забиться в какой-нибудь угол и как следует поспать. Перед зеркальной дверью небольшого ресторана он долго стоял, разглядывая свое отражение и сокрушаясь. Вчера его отмыли от грязи, но откормиться в доме странных магглов, принявших его за кого-то с потолка, Драко не успел. Шкура плотно обтягивала ребра, хребет был отчетливо виден, зачарованный ошейник болтался на тощей шее. Впервые Драко смотрел на себя с отвращением — настолько ужасал его собственный вид.

На автовокзал он добрался к вечеру. Долго разглядывал электронное табло, пытаясь определить, откуда уходит автобус на Лондон. Желудок скручивало голодными спазмами, Драко мутило, а левая лапа распухла так, что ступить на нее не было никакой возможности.

Белый автобус "Нешнл Экспресс" стоял в самом конце платформы, готовясь к отправлению. Драко доковылял туда из последних сил — на трех лапах. Багажное отделение было еще открыто, но магглы уже сидели в автобусе, так что он беспрепятственно залез внутрь, устроившись на чьей-то сумке. Вскоре дверь багажного отделения опустилась, и Драко оказался в полной темноте. Было неудобно и страшно, а когда автобус дернулся, чей-то чемодан, сдвинувшись со своего места, придавил анимага к стене.

Драко показалось, что у него сейчас сломаются все ребра. Он слабо закричал, отпихивая здоровой лапой кожаного убийцу. К счастью, на повороте чемодан изменил свое положение, и Драко, отчаянно цепляясь за что попало, выбрался из ловушки, в которую превратилась уютная норка у стенки.

На этот раз он улегся на самом верху, но положение все равно оставалось сложным. Драко приходилось цепляться когтями, чтобы не свалиться куда-нибудь. Груда багажа опасно двигалась под ним, тряслась, заваливалась то вправо, то влево. На каком-то из виражей сумка, за которую держался Драко, завалилась к боковой стенке, и ему опять пришлось спасать свою жизнь, выдираясь из-под невыносимой тяжести и скуля от боли и страха.

Его счет к Криви вырос до таких гигантских размеров, что Драко уже не измышлял коварных планов мести. Если раньше он собирался припомнить негодяю каждую блоху, вкусившую благородной крови Малфоев, каждую съеденную в лесу лягушку, каждую колючку, вонзившуюся в лапу или в хвост, то сейчас его мысли были просты и незатейливы.

"Убью, — думал анимаг, распластавшись на одном из баулов, казавшемся относительно устойчивым. — Просто убью и все. Без изысков — сурово и молча".

Раза три за дорогу, показавшуюся бесконечной, его стошнило: от голода, от ядовитого запаха выхлопных газов, от непрекращающейся тряски. Тело занемело, в голове мутилось, наплывали какие-то кошмарные то ли сны, то ли бредовые видения. Несколько раз Драко казалось, что он умирает, но даже эта мысль не вызвала страха, а только усталое облегчение.

Когда боковые стенки багажного отделения, наконец, двинулись вверх, анимаг не поверил своему счастью. Он вывалился наружу раньше, чем его обнаружили, заполз под автобус и там лег прямо в грязь, ни о чем не заботясь и думая только о том, что это Лондон.

Лондон!

Он едва успел выскочить из под колес, когда автобус поехал. Врезался в чьи-то ноги, отскочил, бросился в кусты. Сердце колотилось в груди как ненормальное, воздуха не хватало, стоило Драко только представить, как огромное колесо проезжается по его слабому кошачьему тельцу. Он дотащился до лужи, оставшейся от ночного дождя, и припал к ней, как к источнику живой воды. Лапы не держали, тогда Драко лег, продолжая лакать воду с привкусом бензина.

Желудок немедленно заныл. Перед глазами мелькали разноцветные круги; раздражающие запахи резины, отработанного топлива преследовали Драко даже в тот момент, когда он грыз обнаруженный в кустах полуразмокший от дождя сухарь. Анимагу чудилось, что весь мир пропах маггловскими автобусами.

Полдня Драко отлеживался за зданием вокзала Виктории. Щель, в которую он забился, оказалась узкой и сырой, но анимагу это было безразлично. Он чувствовал, что заболевает. Все тело ломило, лапа онемела и потеряла чувствительность, постоянно хотелось пить. Необходимо было добраться до дома как можно быстрее, но у Драко не осталось на это сил. Ему предстояло пройти половину Лондона до вокзала Кингс-Кросс, а оттуда уже до той улочки и до того паба, на заднем дворе которого был проход в "Дырявый котел". И это, наверное, оказалось самым трудным отрезком из всего его длинного пути. Драко начинал свое путешествие здоровым и полным сил котом. Сейчас он еле стоял на лапах от голода и полученных травм.

"Почему же ты не ищешь меня, Гарри, — горько думал он, плавая в лихорадочном полузабытьи. — Как ты мог меня бросить одного? Как ты позволил какому-то мстительному подлому мальчишке выкрасть меня из-под самого твоего носа?"

Когда окончательно стемнело, Драко вылез из своего убежища. Его шатало от слабости, но бездействие вряд ли могло прибавить анимагу сил. Движение на улицах стало менее оживленным, людей тоже поубавилось. Наверное, виной всему стал туман — или у Драко просто все расплывалось перед глазами. Он даже не среагировал, когда из воздуха перед ним появился и резко затормозил трехэтажный автобус странного вида.

— "Ночной рыцарь", волшебный автобус для попавших в беду магов! — бодро проорал какой-то юнец в кожаной безрукавке на голое тело и маггловских джинсах.

Какой-то человек огромного роста вышел из тени и шагнул к автобусу, на ходу доставая кошелек.

— Чтой-то вы долго сегодня ехали. А я тороплюсь!

"Хагрид! — молнией промелькнуло в голове у Драко. — Это же Хагрид!"

Спотыкаясь, он бросился к человеку, отчаянно мяукая. Подпрыгнул, уцепился здоровой лапой за плащ.

— Котик, — удивленно сказал полувеликан. — Славненький какой.

— За кота тоже надо заплатить, — сурово заявил юнец-кондуктор, и Хагрид без разговоров кинул в подставленную ладонь еще сикль.

— Ах ты, бедняжка, — ворковал лесничий Хогвартса, устраивая Драко на своих коленях. — Паркер, у тебя хлебца с колбаской не найдется? Зверушку покормить.

Юнец отрицательно мотнул головой.

— Ну и ладно, — прогудел Хагрид. — Сейчас в одно местечко заедем, навестим кой-кого. Там и покушаем, я вот пряников купил…

Автобус рванулся вперед, и Хагрид проехался на своем сидении чуть ли не в хвост автобуса. Драко вцепился когтями в его плащ, смертельно боясь свалиться на пол. "Ночной рыцарь" несся по лондонским улицам, вихляясь, резко тормозя и так же резко набирая ход. Эрни рулил левой рукой, в правой у него дымилась чашка с горячим какао.

Пригревшись под большой теплой ладонью, Драко задремал, впервые за прошедшую с момента похищения неделю чувствуя себя в безопасности. Толстый палец Хагрида ласково почесывал у него за ухом, полувеликан что-то довольно и непонятно бурчал. От удовольствия Драко заурчал в ответ — сначала тихо, потом громче. Даже странно — на руках у нелюбимого лесничего он не ощущал ни голода, ни боли. Откуда-то родилась непоколебимая уверенность в том, что теперь все будет хорошо. День-два — и Драко вернется в особняк на площади Гриммо, а произошедшее покажется ему кошмарным сном. И ничего страшного не случится, если пару ночей Драко проведет в избушке Хагрида, познакомится с Клыком поближе, а заодно и с его хозяином. Поспит на толстой комковатой перине, сунет любопытный нос во все углы, проверит, так ли черствы пряники лесничего, как рассказывал Гарри…

Размякнув в тепле и мечтах, Драко даже не стал возражать, когда Хагрид осторожно приподнял его и, помявшись, уложил в большой оттопыренный карман своего необъятного плаща. На дне кармана лежало что-то мягкое, пахнущее травками и хвоей. Драко свернулся клубком и сквозь дремоту почувствовал, как Хагрид спускается из автобуса по ступенькам и куда-то идет, придерживая карман рукой.

— Чтой-то ты совсем расклеился, — прогудел лесничий. — Нельзя так убиваться-то, нельзя. Вона, смотри, кого я нашел. Хочешь, подарю? Он, правда, тощенький, но это дело-то поправимое.

Сильная ладонь подцепила Драко под брюхо, вытащила из кармана. Он открыл сонные глаза, тут же зажмурился от яркого света…

— Хагрид!!!

Услышав знакомый голос, Драко всеми когтями вцепился в свитер, так кстати оказавшийся под лапами, боясь поверить в чудо. Что, если это сон? Или бред — ведь он же болен, он заболел от долгих скитаний.

— Хагрид! — прошептал Гарри, прижимая к себе анимага. — Где ты его нашел, Хагрид?

— У вокзала, — озадаченно сказал лесничий, почесывая в затылке. — Я, это, к тебе собирался. Он откуда-то выскочил, бросился ко мне. А я вижу — славный котик, страшненький только. Дай, думаю, с собой возьму…

Но Гарри его не слушал. Он целовал кота в морду, гладил, прижимал к себе и чуть ли не плакал от счастья. В ответ Драко лизал его в губы, в щеки, урчал изо всех сил и очень боялся отцепиться от мягкой пушистой ткани.

Под действием магии Гарри ошейник расстегнулся, освобождая анимага. Драко положили на диван, не прекращая гладить и шептать в ухо всякие глупости. Хагрид топтался посредине комнаты, не понимая, что происходит.

— Ты извини, Хагрид, — прошептал Гарри, садясь на пол рядом с диваном. — Я же его неделю искал — и я, и отец с матерью, даже Рон искал, а он его не очень-то любит, но все равно искал. Мы уже надежду потеряли, а тут ты.

— Кого это? — изумленно сказал Хагрид и сел на табуретку, жалобно скрипнувшую под его весом. — Вот этого кота?

— Это не кот, — счастливо рассмеялся Гарри и снова поцеловал Драко в мокрый нос. — Это не кот, он просто тебя стесняется.

"Трепло, — лениво подумал анимаг. — Вот и доверяй гриффиндорцам секреты, потом хлопот не оберешься".

Он вытянул лапу, ласково потрогал Гарри за небритую щеку и снова закрыл глаза. Неделя в кошачьем виде — Драко потерпит еще часик, пока Хагрид уйдет. А потом вернет себе свой настоящий облик и расскажет Гарри о своем великом приключении. Тогда в следующий раз Поттер будет более бдительным и не станет оставлять Драко под присмотром неизвестных людей. А с Криви Драко сам разберется.

Подкараулит в безлюдном месте и превратит в кошачий лоток. Ненадолго — на недельку.

Драко негромко мявкнул, представляя себе Криви, в которого ничего не подозревающий Гарри сыплет кошачий наполнитель.

"Надеюсь, после этого Деннис будет обходить нас стороной, — довольно подумал анимаг, вытягиваясь всем телом на диване. — Или я недостоин носить фамилию Малфоев".

Ласковые пальцы Гарри гладили его по запавшему животу, что-то бормотал на другом конце комнаты так ничего и не понявший Хагрид.

"Я подарю ему книззла, — великодушно решил Драко. — Узнаю у Гарри, когда у Хагрида день рождения — и подарю, лично. Мы, Малфои, умеем не только мстить. К тому же, давно пора прояснить то глупое недоразумение с гиппогрифом".

* * *

Утром, намазав под влюбленным взглядом Гарри маслом и джемом пятую булочку, Драко пододвинул к себе газету и нахмурился.

— Поттер, через две недели международная выставка в Дублине. Не забудь про справку от ветеринара. И будь добр на этот раз обеспечить мою безопасность.

Гарри тяжело вздохнул и поднял взгляд к потолку.

Сиквел 3. "Подарочек"

В последнее время Гарри стал опасаться визитов в Малфой-мэнор.

Нет, их с Драко принимали с полным радушием, а болтовню с Люциусом Гарри находил очень даже приятным времяпрепровождением. В мирное время старший Малфой оказался неглупым и ироничным собеседником, и Гарри нередко думал, что тот и вправду находился под Империо во времена Волдеморта.

Правда, лучший друг Рон не разделял мнения Гарри. Как, впрочем, и его родители, искренне — и, видимо, не без оснований — считавшие Люциуса очень ловким приспособленцем.

Пусть, — думал Гарри. — Пусть он приспособленец. Всяко лучше, чем Упивающийся Смертью. Во всяком случае, безопаснее.

Нежелание делать визиты к Малфоям-старшим было вызвано Нарциссой. Миссис Малфой смирилась с тем, что ее единственный сын живет с Гарри, но мечтала о внуках. В глубине души Поттер изумлялся тому, что эта роскошная красивая женщина так страстно хочет стать бабушкой. В его понимании бабушками были древние морщинистые старушки с огромными ридикюлями и вязанием. Они пекли сладкие пирожки для внуков, дарили им на праздники замшевые кошельки-копилки и умилялись выпавшим молочным зубам, пряча их в семейных сокровищницах рядом с первой состриженной прядкой.

Блестящая Нарцисса Малфой, даже к завтраку выходившая с высокой прической, свежим маникюром и в шелковом платье, просто не могла быть бабушкой.

Тем не менее, почти каждый визит в Малфой-мэнор заканчивался намеками, а иногда даже прямыми просьбами к Драко "подумать о будущем семьи".

Драко смеялся, шутил, злился, огрызался, хлопал дверью — однако переупрямить мать был не в состоянии. Люциус прятал возникавшую неловкость за шутками, но Гарри все равно чувствовал себя не в своей тарелке.

Как назло, на Хэллоуин у Рона и Гермионы родился первый ребенок, Панси Паркинсон ждала дочь к концу января, Блейз Забини прислал Малфоям приглашение на свадьбу с Падмой Патил, которая была на четвертом месяце беременности — и Нарцисса совершенно отчаялась. Во время редких визитов сына и его любовника она не выпускала из рук альбома с колдографиями новорожденного Драко, взахлеб рассказывала Гарри о его детских проделках и постоянно промокала кружевным платком уголки глаз. Даже Люциус однажды не выдержал, довольно резко посоветовав супруге завести попугая и научить его говорить "бабушка Нарси". Миссис Малфой обиделась, ушла наверх, а Люциус молча разлил по кубкам огневиски и выпил, не дожидаясь Гарри и Драко. Из чего Поттер сделал вывод, что мистер Малфой в душе солидарен с женой, но не видит выхода из сложившей ситуации.

Гарри тоже не видел выхода, очень переживал и даже подумывал предложить Драко усыновить или удочерить какого-нибудь младенца из приюта.

К сожалению, ситуация с приютскими младенцами была сложной. Обнаружить дитя с задатками мага не было никакой возможности, а брать кого попало Драко бы не согласился. Поэтому Гарри страдал молча.

Драко — напротив — не страдал ни минуты. Его жизнь была полна событиями: выставки, поездки в Европу, побеги на крыши к страждущим кошкам, драки с окрестными соперниками… Про ссоры с матерью он забывал, едва перешагнув порог родного дома. Тем не менее, накануне Рождества он явился в дом на площади Гриммо с ивовой корзинкой, в которой что-то копошилось и пищало.

— Вот, — торжествующе сказал он, водрузив корзинку на стол перед носом опешившего Гарри. — Мама хочет внуков, она их получит. В количестве четырех штук.

Обалдевший Гарри приподнял кружевную накидку. Из корзины немедленно высунулись четыре темных носа и четыре розовых пасти одновременно издали пискливое:"мя-я-я-у".

— Мерлин великий, — пробормотал Гарри. — Это кто?

— А ты не видишь? — Драко бесцеремонно запихал котят назад и снова прикрыл корзину накидкой. — Котята. Три котика и одна кошка.

— А причем тут внуки? — недоуменно спросил Гарри, уже догадываясь, какой ответ услышит.

Драко смутился.

— Ну… Помнишь, в конце августа миссис Галлоуэй приносила нам на вязку свою кошку? Я выкупил у нее весь помет. У них, кстати, прекрасные родословные. Гарриэтт ле Бруней, там в предках чемпионы Европы, чемпионы Британии. Я кучу галлеонов заплатил за эту свору.

Он запустил руку в корзину, вытащил за шкирку одного из котят и придирчиво оглядел.

— Безупречные, как и следовало ожидать. Им по два месяца, к лотку приучены, правда, не стерилизованы. Но я, как и миссис Галлоуэй, считаю, что стерилизовать их не следует. Очень качественный помет с обеих сторон. Потенциальные чемпионы.

— Они что, — обмирая спросил Гарри. — Тоже… как и ты?…

— С ума сошел? — фыркнул Драко и почесал котенку переносицу согнутым пальцем. — Их мать — обычная кошка, пусть даже и суперпородистая. Котята как котята. Ну, может быть, чуть посообразительнее обычных. Миссис Галлоуэй говорила, что клички запомнили моментально, на голос бегают, как собаки, обожают сидеть на руках и лизаться. Очень игривые и любопытные, но это уже свойство породы.

— Да, порода замечательная, — пробормотал Гарри. — А они на тебя вроде похожи.

— Еще бы, — Драко гордо улыбнулся. — Как-никак, мое потомство. Пусть и не совсем то, что хочет маман, но зато ей будет, кого тискать.

— По-моему, — осторожно начал Гарри. — По-моему, миссис Малфой будет не очень рада таким… внукам. Они же не смогут называть ее бабушкой. И потом… кошки меньше живут.

— Только не в магической Британии, — заявил Драко, сунул котенка в корзину и отлевитировал ее на диван. — Вспомни Миссис Норрис. Ее Филчу на восемнадцатилетие подарили. А она до сих пор живее всех живых.

Он хлопнул Гарри по плечу и уселся за стол.

— Не переживай, Поттер! Прорвемся! Маман, конечно, поплачет, назовет меня бессердечным мальчишкой, откажется от подарка. Но потом оттает, и вот увидишь — в следующий наш визит только и разговоров будет о том, какие они славные, какие смышленые, как умильно рвут занавески и как ловко воруют со стола ветчину. Она придумает им другие имена, будет баловать, накупит десяток игрушечных мышек с натуральными бриллиантами вместо глаз и золочеными хвостиками… И отстанет, наконец, от нас.

* * *

— Страшно подумать, кого мы вырастили, Люциус!

Нарцисса Малфой вытерла покрасневшие от слез глаза и прижала платочек к носу.

— Так испортить нам Рождество! Так обмануть наши ожидания! Жестокий мальчишка! Он разбил мое сердце.

Люциус Малфой вздохнул и потянулся за бутылкой огневиски.

— Если бы ты меньше приставала к Драко с женитьбой и внуками, он не стал бы так жестоко над тобой шутить. Я тебе все время говорю — прояви терпение. Рано или поздно он перебесится, вспомнит о долге перед родом и отправится к алтарю с какой-нибудь девушкой. По крайней мере, я на это очень надеюсь.

— Это я виновата? — слезы на глазах миссис Малфой мгновенно высохли. — Это ты во всем виноват! Поощрял в нем увлечение этой дурацкой анимагией! Да ты всю жизнь его баловал, он же понятия не имеет, как стоять в углу или остаться без сладкого. Всю жизнь делал, что хотел — и вот тебе результат! Живет с Поттером, кошек… вяжет.

Она опять зарыдала. Люциус успокаивающе похлопал жену по дрожащей руке.

— Ну-ну, перестань. В чем-то он прав. Кошки в доме — это прелестно. Порода действительно занятная, скучать не будешь. А там, глядишь, и настоящих внуков дождешься.

— Я не собираюсь с ними возиться! — сквозь слезы выкрикнула Нарцисса. — Я сейчас поднимусь в спальню, возьму это мяукающее безобразие и разошлю с эльфами подругам. Амалия Розье хотела котенка, у Джиневры Паркинсон в доме два десятка кошек — одной больше, одной меньше. Кому еще… Уизли пошлю, вот! Гермионе и Рональду!

— Им нельзя, — философски заметил Люциус. — У них маленький. Пошли лучше Артуру с Молли, это будет забавно, они и сами все рыжие.

— У них маленький! — Нарцисса закрыла лицо руками. — А у нас… а у нас… кошачий выводок!

Она поднялась и, пошатываясь, пошла наверх. Люциус проводил жену взглядом и налил себе огневиски.

— Надо было драть, — бормотал он себе под нос. — В детстве надо было драть ремнем безо всякой жалости, как отец советовал. А теперь уже поздно, теперь только проклясть. Или наследства лишить. У Северуса, что ли, зелья попросить отворотного? Да нет, откажет, принципиально. А в Лютном покупать какую-нибудь низкокачественную гадость рискованно. Отравят еще. Нет, надо было драть…

Размышления Люциуса прервал отчаянный женский крик. Отшвырнув хрупкий столик, он вскочил и бросился наверх, надеясь, что еще не поздно, что Нарциссу еще можно успеть спасти…

Жена стояла, прижавшись к двери и дрожа всем телом.

— Что? — выдохнул Люциус, торопливо оглядывая ее в поисках страшных ран или, хотя бы, кошачьих царапин. — Полтергейст? Дедушкин призрак? Опять тебя отрезанной рукой пугал?

— Там… — прошептала Нарцисса. — Там…

Люциус распахнул дверь и замер.

Четверо совершенно голых младенцев, три мальчика и одна девочка — одинаково беловолосых, голубоглазых и толстощеких, месяцев десяти-двенадцати от роду — сидели на ковре у кровати Нарциссы, в восемь рук ломая ивовую корзинку. Часть прутьев валялась вокруг, часть неопрятным пучком торчала из разодранной ручки во все стороны. Покрывало с кровати лежало на полу, в воздухе все еще кружился и медленно опускался на ковер пух из разорванной перины.

— Драть надо, — потрясенно прошептал Люциус, впервые за последние пять лет теряя дар речи.

К сожалению, было непонятно, кого он на этот раз имеет в виду.

К оглавлению раздела

  • Авторские права

    Все материалы, опубликованные на данном сайте являются частной интеллектуальной собственностью Геннадия Неймана.

    Нарушение Авторских Прав влечет административную и/или уголовную ответственность.

  • Соглашение

    Любое использование, тиражирование в электронном или бумажном виде без письменного разрешения Геннадия, а так же любое модифицирование – являются нарушением Авторских Прав. При получении разрешения и републикации материалов – ссылка на настоящий портал – обязательна!

  • Дополнительно

    • Глоссарий
      Полный, отсортированный по алфавиту, перечень всех размещенных произведений.
    • Галерея
      Коллажи и рисунки к произведениям Геннадия.
Copyright © 2007-2017. Геннадий Нейман. Все права защищены. Политика cookie.
 Наверх
Top